Что там сейчас в Казахстане: попытка госпереворота и ситуация сегодня – глазами астраханца

Что творилось тогда и сейчас в Казахстане: история от свидетеля событий

Информационный штаб 08 февраля 2022 15:49

В 2020 году людей по всему миру подкосил коронавирус. Так, в дружественной стране, соседствующей с нашим регионом, Казахстане, погибло свыше 13 тысяч человек от COVID-19. Казалось бы, какая еще напасть может произойти со страной. Но второго января 2022 года в Казахстане попытались устроить государственный переворот.

Всё началось с протестов в газодобывающем городе Жанаозене на западе Казахстана. Местные жители вышли на улицы высказать своё недовольство по поводу резкого повышения цен на сжиженный газ. Уже на следующий день к своим соотечественникам присоединились жители других городов. Участники протестов были настроены решительно, и экономическая проблема быстро переросла в политическую: народ требовал отставки правительства и уход из политики первого президента страны Нурсултана Назарбаева.

Несколько дней подряд шли столкновения между полицией и местными жителями, поджигались правительственные здания, был захвачен аэропорт, мародеры разбивали витрины магазинов, разворовывали и уничтожали бизнес, отнимали оружие у оперативников. Был арестован даже известный джазовый музыкант из Киргизии, который после задержания сообщил, что ему якобы за участие в беспорядках обещали 90 тысяч тенге. У посольства Казахстана собрался стихийный митинг, участники которого требовали освободить музыканта и выражали недоверие официальной версии казахстанских властей про мзду. На следующий день молодого человека отпустили.

Всё это привело к введению ЧС на территории всей страны. В итоге президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев отправил правительство Аскара Мамина в отставку и возглавил Совет безопасности Казахстана вместо Нурсултана Назарбаева. Агентство по финансовому мониторингу Казахстана произвело задержание и арест бывшего вице-министра энергетики Казахстана Жумабая Карагаева, а также руководителей электронных торговых площадок и иных лиц, причастных к необоснованному повышению цен на сжиженный нефтяной газ в Мангистауской области.

Во время протестов в Казахстане пострадало более четырёх тысяч человек, погибло — более 200. Всё это мы видели с экранов телевизоров, и в роликах, разносившихся по всему миру, пока в стране не начались перебои с интернетом.

Но что было на самом деле? Мы решили поговорить с нашим земляком, сотрудником крупной российской компании, работающей также на территории Казахстана. Спустя несколько недель после столкновений, мы решили узнать, как сейчас живут казахстанцы, и что изменилось в стране, что называется, из первых уст и глазами астраханца.

— С чего всё началось?


— После новогодних праздников я возвращался на автомобиле из Астрахани в Казахстан, где  живу и работаю последнее время. Маршрут лежал через город Атырау, затем Актобе, Костанай и Петропавловск, куда мне и нужно было попасть. Это северная часть Казахстана, в 300 километрах от российского города Омск.

Выехал я третьего января утром, во второй половине дня добрался до Атырау. У меня не было информации о том, что в стране происходят какие-то события, в новостных лентах всё было стандартно — темы Нового года, снегопадов, различных культурных мероприятий. Как говорится, ничего не предвещало беды.

В самом Атырау было всё спокойно: никаких усиленных постов, патрулей и активности — люди отмечали Новый год. Заправившись, перекусив и немного отдохнув, я продолжил свой путь.

В город Актобе я приехал утром следующего дня. Аналогично — никакой подозрительный активности, скопления людей, постов или патрулей я не наблюдал. Всё было тихо и спокойно. Новостей в дороге я не читал, в этом не было необходимости. Коллеги и друзья из Казахстана также ничего не сообщали. Был обычный день.

В город Костанай я приехал поздно вечером этого же дня, заселился в гостиницу и практически сразу уснул. И уже на утро в новостных сводках я прочитал первые сообщения о том, что в городах Атырау, Актобе и многих других городах на западе и юге страны происходят стихийные митинги. Причина — высокие цены на газ, связанные с переходом на рыночное ценообразование.

Ну, митинги и митинги. В России я как-то уже привык к тому, что всё время кто-то митингует, и не придал этому значения. Тем более, что характер митингов был явно мирным. Во всяком случае, из новостных сводок я сделал именно такой вывод.

Из Костаная я выехал четвёртого января в 12 часов дня. Время пути до Петропавловска составляло ориентировочно 7 часов — расстояние всего 500 километров, но состояние дорог на севере страны (да и не только на севере) оставляет желать лучшего. И уже в дороге я стал понимать, что что-то идёт не так.

Первым признаком стало отсутствие интернета. Я привык к тому, что на трассе в любой части страны интернет между городами полностью отсутствует. Но при въезде в любой, даже самый маленький населённый пункт он всегда появлялся. А тут я проехал первый населённый пункт, второй, а интернета не было. Проехал и третий, но интернета по-прежнему нет, и это стало вызывать беспокойство.

Причём это беспокойство было связано не с тем, что в стране могут происходить какие-то критичные события — у меня и в мыслях не было связать это с утренней информацией о митингах, для этого не было совершенно никакого повода. На тот момент мне казалось, что произошел какой-то технический сбой у местного оператора сотовой связи.

Беспокойство вызывало отсутствие наличных денег и заканчивающийся бензин в баке – без интернета карточкой не расплатишься.

В итоге, когда вопрос с топливом стал стоять очень остро, я заехал на заправку, где от её сотрудников и узнал, что в стране происходят массовые протесты, которые в большинстве городов уже переросли в беспорядки с пострадавшими людьми. Тогда и стала понятна причина отсутствия интернета, и в эти же минуты пропал и сигнал сотовой связи. Что характерно — российский оператор работал. Как интернет, так и GSM связь.

Связавшись с друзьями и коллегами, оценив ситуацию, и решив вопрос с топливом (кто-то сейчас носит мои часы), я уже в экстренном режиме помчал в Петропавловск, откуда также поступали не самые приятные новости.

Это было 5 января.

В центре города в Петропавловске перед глазами предстала не самая радужная картина — массы людей перед зданием Акимата (здание городской администрации) на центральной площади и значительные силы полиции и органов охраны правопорядка, которые винтили наиболее активных участников шествия. По сути, происходило открытое столкновение, но силы протестующих и полиции были не равны — полиция успешно справлялась с поставленной задачей.

Это был первый и последний раз за время кризиса, когда в городе Петропавловск происходило подобное. Более таких масштабных событий тут не наблюдалось.

Ну а дальше — режим ЧС, объявленный по всей стране, комендантский час, отсутствие сотовой связи, интернета, полный информационный вакуум. Какое-то время выручал российский оператор, но через два дня отключили и его. Километровые очереди к банкоматам — люди стремились запастись хоть какими-то деньгами, чтобы иметь возможность что-то купить. Состояние паники, полнейшей неопределённости, пустые полки в магазинах, отсутствие топлива на заправках — жизнь в стране остановилась. Как экономическая, так и социальная. Все с напряжением наблюдали за событиями на юге страны, где и происходили самые трагичные события — их освещали местные центральные телеканалы, вещание которых было разрешено в строго определённое время.

И это длилось примерно неделю.

— К чему это привело?

— В сухом остатке имеем следующее: основные события разворачивались на западе и юге страны. Самые трагичные — на юге, в бывшей столице Республики, городе Алма — Аты.

В центральной части, столице страны — городе Нур — Султан (Астана), было очень напряжённо. Предпринимались попытки захвата аэропорта, основных зданий городской инфраструктуры, но полиция, части специального назначения и армия сработали уверенно и чётко, не допустив никакого хаоса.

В северной части страны, в том же Петропавловске или Костанае, было относительно спокойно. Опять же относительно городов на юге.

Спустя неделю, в том числе благодаря усилиям войск ОДКБ, ситуация стабилизировалась.

Появилась связь, доступ к информации стал свободным. Наладилась логистика, в магазинах появились продукты, на заправках — топливо. Города центра и востока вернулись к нормальной жизни чуть раньше, запада и юга — чуть позже.

На текущий момент ситуация во всей республике спокойная, и полностью контролируемая.

Но на самом деле в стране очень давно зрело недовольство среди людей. Причин этого недовольства — очень много. Это и уровень дохода, и социальное неравенство, и методы управления, и отсутствие реформ. Как человек, который не так уж и давно приехал в эту страну, не замыленным взглядом я видел, что люди хотят перемен, хотят каких-то реформ, хотят смены власти. В то, что страной управлял действующий президент, никто не верил — все считали, что у него за спиной и по факту — у руля стоит бывший глава Республики. Не могу утверждать, что именно так и было, но настроение и мысли людей были именно такими.

И в такой ситуации подтолкнуть людей к протестам было не сложно — на мой взгляд, это был вопрос времени. Последней каплей и стали те самые подскочившие вдвое цены на газ.

Думаете, причина именно в этом?

— Нет, никто не сможет убедить меня в том, что произошедшее на западе и юге страны — это результат стихийных действий людей, недовольных текущим положением дел в стране.

Эти люди были не в состоянии за 12 часов сломить сопротивление полиции и армии, захватить все важные узлы и объекты инфраструктуры городов, включая здания городских администраций, полиции, оружейных складов.

Речь, безусловно, идёт о заранее спланированной акции хорошо подготовленных людей, которые и вели за собой тех самых протестующих.

Другой и, наверное, самый важный в этом вопрос — кто и для чего это планировал, готовил и реализовывал. И тут есть большой простор для фантазии. Это могут быть и оппозиционеры, которые хотели прийти к власти, свергнув действующую.

Это могут быть внешние силы, которые хотели дестабилизировать обстановку в стране, руководствуясь своими какими-то идеями. Это могут быть и внутренние радикальные группы, которые преследовали свои, никому неизвестные цели.

Вариантов — огромное множество. Вот в них сейчас и пытается разобраться и действующая власть, и следствие. А узнают ли когда-нибудь правду обычные люди — как обычно, покажет время. Но мне почему-то видится, что нет.

— Что происходит сегодня?

— Люди ждут, что будет дальше.

Итог этих событий — массовые чистки в правительстве, МВД, КГБ и так далее. Начиная с тех событий, абсолютно каждый день происходит по 5-7 отставок и новых назначений. Я не преувеличиваю. Каждый день. По 5-7 отставок и назначений.

Никто ничего не забыл — местные группы в соцсетях каждый день публикуют всё новые видео об убийствах, мародёрстве, захватах объектов. Эти события оставили очень глубокий и трагичный след в людях. Помнить об этом будут очень долго.

Но все очень надеются, что это даст толчок к переменам в лучшую сторону. И вроде бы, насколько я могу судить, эти перемены будут. На словах, во всяком случае, их анонсировано очень много. Посмотрим, что будет в реальности.

И, разумеется, что крови никто не хотел. В том же Петропавловске почему удалось всех так быстро разогнать? Потому что люди, видя, что происходит на юге, импульсивно ввязались в это, решили поддержать. Но тут не было тех самых организованных групп. И народ, будучи не глупыми людьми, в основной своей массе, видя, к чему это может привести, разошлись по домам. А тех, кто всё-таки решил домой не идти, очень быстро повязали.

Нина Попова

Читайте также

Александр Жилкин остался доволен Трусовским районом Над Астраханью прогремел салют в честь 74-летия Великой Победы Пошли ли астраханцы на кладбище во время запрета
Реклама

Комментарии
Всего комментариев: 0
Оставить комментарий