Дама против: как астраханский рыбопромышленник рыболовный участок захватил

Пресса из прошлого

Информационный штаб 11 декабря 2022 17:30

Аренда оказалась спорной. Махинации вскрылись лишь когда астраханский рыбопромышленник презентовал свою продукцию на выставке. Владелица рыболовного участка запустила судебную тяжбу. Правда, эта ситуация – не дней сегодняшних. Она произошла в астраханских пенатах 120 лет назад.

Продолжаем рубрику «Пресса из прошлого». Это истории из жизни нашего города, подсмотренные в местных дореволюционных газетах. Сегодня о том, как графиня Игнатьева купца Беззубикова со своих промыслов выселяла. Спойлер: было не просто.

Тарелочка для императора от самозванца

В начале февраля 1902 года графиня Екатерина Леонидовна Игнатьева отправилась в Санкт-Петербург. Кроме прочих дел аристократка заглянула на международную рыбопромышленную выставку, открывшуюся в столице накануне. Возле витрины астраханского купца Ивана Беззубикова раздавали печатные брошюры. Досталась одна и нашей героине. И то, что указывалось на главной странице, да еще с переводом на французский язык, возмутило ее. Рыбопромышленника называли арендатором Синеморских рыбных промыслов. Тех самых, что принадлежали графине. Разгневанная дама обратилась в управление выставки с заявлением удалить Беззубикова с мероприятия как самозванца. Об этой истории, получившей название «Зубастое дело», писала не только астраханская пресса, но и столичная.

Рыболовством в Нижнем Поволжье занимались издревле. В том числе и в промышленных масштабах. В 1902 году, к примеру, в Астраханской губернии было 406 промыслов, на которых в сезон работали до 50 тысяч рыбаков. Местные рыбопромышленники не упускали возможности презентовать свою продукцию. В том числе и на той самой выставке в Санкт-Петербурге.

Мероприятие было престижным. Его посетили немало vip-персон. В том числе и царь Николай II с супругой. Венценосные особы подошли и к астраханской витрине, представленной двумя фирмами: «Братья Сапожниковы» и «Беззубиков и Сандуков». Астраханцы преподнесли их Величествам рыбу на амарантовом блюде, украшенном серебром, и бочонок с черной икрой. Участие в выставке Сапожникова астраханская пресса оценила положительно.


«Фирма искони участвует во всех русских и заграничных выставках и везде получала вполне заслуженно первые награды», — писала газета «Астраханский листок» (№ 34 от 10.02.1902, здесь и далее – даты в старом стиле).

 

А по второму участнику ситуация была иная. Все внимание СМИ привлек скандал с графиней.

«Выступили ли мы на рыбопромышленную международную выставку – и тут не можем обойтись без веселых происшествий. Возьмите вы хоть экстравагантное заявление владелицы Синеморских промыслов о том, что г. Беззубиков не имеет права фигурировать на выставке с произведениями названных промыслов […] брошюрка, вещавшая о промысловом деле г. Беззубикова, вызвала истинный восторг среди питербуржских любителей курьезов […] неужели это тот самый господин, который закопал под официальным и несколько запоздалым исчислениям не менее шести миллионов рыб в землю? И вся выставка весело хохотала», («АЛ», № 42 от 20.02.1902).

 

Из грязи в князи

Иван Васильевич Беззубиков был богаым астраханским промышленником. В 1906 году стал почетным гражданином города и купцом первой гильдии. Только на содержание администрации, флота, аренду и рабочих его фирма тратила свыше миллиона рублей. 9 пароходов, 5 паровых баркасов, 12 барж, 3 живорыбных садка, 25 рыбниц, 120 лодок. И это далеко не полный список. Ежегодно добывалось порядка 1,3 миллионов штук сельди и до 82 тонн осетровых. Плюс – торговля пеньковыми, мануфактурными и бакалейными товарами.

Занимался Беззубиков и благотворительностью. В разные годы был ктитором трех церквей, председателем попечительства Христорождественской церкви, член Православного миссионерского общества. В числе его наград имеются золотые и серебряные медали «За усердие». Их выдавали за заслуги по представлению Духовного ведомства и министра финансов. Жертвовал средства на постройку в Астрахани школ и храмов. Только на возведение здания для Мариинской гимназии выделил 15 тысяч рублей. Большая сумма по тем временам.

Так обычно рассказывается об Иване Васильевиче в книгах об истории Астрахани, написанных спустя десятилетия после его смерти. И это, кстати, было правдой. Но у каждой медали, как говорится, две стороны. Так что расскажем и то, как о нем отзывались его современники. Астраханцы отмечали ум, практичность, энергию и хозяйственность купца. Но критиковали за отношение к рабочим. А их в фирме Беззубикова было 500 постоянных и до семи тысяч в год сезонных. Так одна из местных газет в 1900 году писала, что Иван Васильевич урезал жалованье рыбакам, не заботился об условиях их проживания на промыслах. А ведь многие приезжали вместе с семьями. Даже единственную школу для детей закрыл.

 

Оставим за скобками, как Иван Васильевич строил свою карьеру. Отметим лишь, что весьма успешно. В конце 19-го века он был уже приказчиком рыботорговой фирмы «Маркова и компания», которая арендовала Синемонское имение. Располагалось оно в Красноярском районе Астраханской области. Тогда это было Красноярским уездом Астраханской губернии. В состав имения входило 8 промыслов: Чуркинский, Алгаринский, Федоровский, Дамбинский, Чертамбайский, Прокофьевский, Прорвинский и Бороздинский. Рыболовные участки, по-нынешнему. А также 3 стана: Федюшкин, Передовой и Невидимка.

Когда правила не указ

Амбициозный мужчина не стал останавливаться на достигнутом. В 1894 году он уговорил хозяйку учредить совместный торговый дом «А.Н.Маркова и И.В.Беззубиков». И 7 сентября того же года тайный советник Иван Базилевский, владелец Синего морца в то время, переуступил контракт аренды «новорожденной» компании. Маркина вложила в это предприятие около миллиона рублей, но в дела особо не вникала. А Беззубиков стал управляющим и, по сути, вел бизнес самостоятельно. Правда, не всегда законно.

К примеру, в апреле 1899 года по его распоряжению в ериках было выставлено 167 «секретов». И это лишь те, что были замечены сотрудниками рыбопромышленного управления. За это торговый дом «А.Н.Маркина и И.В.Беззубиков» был оштрафован на 1 002 рубля. Практиковал Иван Васильевич и перегораживать узкие протоки неводами, не давая рыбе пройти. Вот один из таких случаев:

«Грандиозное по своей величине и бесцеремонности нарушение в пределах береговой полосы произведено на днях арендатором Синеморского имения Беззубиковым. Как известно, лов в пределах береговой полосы воспрещен […] по счастливой случайности, на место лова прибыл местный смотритель за рыбопромышленностью, который заставил выбрать невод из воды и выпустить рыбу», («АЛ», № 212 от 4.10.1902).

Или самовольно ловил на казенной тоне «Караульное». Также неводами, за что снова был оштрафован. На этот раз на 3 000 рублей. Впрочем, если приводить все его нарушения, получится длинный список. Но «львиная» доля «славы» досталась Беззубикову в связи с делом, получившем название «Рыбные кладбища». В 1899 году на Синеморских промыслах было найдено 150 ям с гниющей рыбой, от 60 до 75 тысяч штук в каждой. А где-то и больше. Всего, как сообщалось, закопано было порядка 15 миллионов рыб. Смрад рядом с такими захоронениями был нешуточный.

«Купцом Беззубиковым руководила, в настоящем случае, цель – искусственно поднять цены на рыбу, но по данным комиссии, мнения это ни в чем не нашло подтверждение […] Беззубиков должен был своевременно приостановить лов рыбы на тонях, лишь только он увидел, что рабочие на промыслах справиться с ней не могут […] очевидно не желал, чтобы рыба, пройдя его воды, сделалась достоянием других рыбопромышленников», («АЛ», № 248 от 12.11.1900).

 

Стартовал судебный процесс. Ивана Васильевича, его сына Александра и некоторых служащих Синеморских промыслов обвинили в хищническом уничтожении рыбы и нарушении санитарных норм. Процесс долгоиграющий, растянувшийся на несколько лет. Резонансный и широко обсуждаемый, в том числе, и в столичной прессе. Об этой истории расскажем в одной из следующих публикаций рубрики. А пока вернемся к тяжбе с графиней. Только добавим, что скандал с «Рыбными кладбищами» не помешал Беззубикову-старшему переизбраться в 1901 году в гордуму, и даже претендовать на должность главы города. В этот раз, правда, безуспешно. Удача улыбнулась ему пятилеткой позже. Об этом портал Инфоштаб – Astrakhanpost.ru сообщал ранее.

Закрытый, но действующий торговый дом

Итак, 7 сентября 1894 года арендатором Синеморского имения стал торговый дом «А.Н.Маркина и И.В.Беззубиков». Контракт должен был действовать до 1 января 1907 года. Но как только Маркова узнала про «могилы», то фирму ликвидировала. Однако Иван Васильевич скрыл от владелицы промыслов факт прекращения существования компании. К тому моменту ею уже была Игнатьева. Беззубиков продолжал пользоваться рыболовными участками и платить от имени несуществующего торгового дома арендную плату. Ну а сама графиня в нюансы не вникала. До тех пор, пока ее не просветила Маркова.

«Опасаясь дурных последствий, Маркина через нотариуса 11 мая 1901 года заявила мне, как поверенному Игнатьевой, что торговый дом под фирмой «А.Н.Маркина и И.В.Беззубиков» прекратил свое существование и что она отказывается от арендного договора. Тогда только Игнатьева впервые узнала, что ее имение эксплуатирует незаконный арендатор, а бесправные лица Беззубиковы», — сообщил поверенный Игнатьевой Иван Лепинг журналистам «Петербургской газеты» после посещения его доверительницей той самой рыбопромышленной выставки («АЛ», № 47 от 28.02.1902).

 

Противостояние купца с графиней

Лепинг от имени графини подал иск в Красноярский уездный суд Астраханской губернии. Требовал выселить Беззубиковых с Синеморского имения. Однако судья заявление не принял, мол, сроки претензий упущены. В мае 1902 года поверенный обжаловал это решение в астраханское губернское присутствие. Жалоба была рассмотрена только 23 сентября. Но Фемида и здесь не была благосклонной к Игнатьевой. Но дама, в девичестве княжна Голицына, оказалась настойчивой. И явно с предпринимательской хваткой. Покойный муж аристократки оставил ей немало долгов. Но она с этим справилась. Да и состояние свое значительно приумножила. В Киевской, Подольской и Екатеринославской губерниях ей принадлежало в общей сложности 19,4 тысячи десятин земли. И она добавила в свою «коллекцию» Синеморское имение, купив его у наследников Базилевского за 4 миллиона рублей. Так что графиня продолжала писать апелляции.

Через год, в сентябре 1903 года, по информации «Московского листка», уже правительственный сенат поставил в этом деле точку (ну почти), признав арендный договор недействительным. Вот только купец не торопился исполнить судебное решение. И, по сути, управлял этими промыслами до окончания незаконной уже аренды.

«Нынешний законный владелец этого имения всячески открещивается от арендатора, обвиняет его в самозванце и, наконец, судом выдворяет его из своего имения. А арендатор нейдет, упирается и говорит, не уйду, пока не осуществлю законные священные права владельца Синеморского имения», — отмечали наши коллеги из прошлого («АЛ», № 236 от 3.11.1902).

 

Вообще 1902 год был непростым для Ивана Васильевича. Пример Игнатьевой оказался заразительным. Вот и крестьяне красноярского села Алгара в астраханский окружной суд на него подали. Мол, еще в 1895 году захватил купец самовольно участок у реки, принадлежащий сельскому обществу. Просили изъять эту землю у Беззубикова. А также взыскать с него компенсацию. В период с 1895 по 1899 годы – по 50 рублей в год, а с 1900 по 1901 – по 100 рублей.

Надежда алгаринцев не оправдалась. Беззубиков рассказал в суде, что еще в 1868 году прежний владелец Синеморского имения Базилевский и доверенный крестьян Алгары Столбов подписали соглашение, по которому последние разрешали первому безвозмездно пользоваться тоней. Василий Иванович полагал, что данные договоренности распространяются и на арендаторов промыслов. И суд с этим согласился.

В общем, Беззубикову в очередной раз все сошло с рук. Редкая удача для человека, замешенного во многих скандалах. Вот и громкое заявление графини Игнатьевой на рыбопромышленной выставке в Санкт-Петербурге не возымело действие. Иван Васильевич не только остался участником, но и получил почетный диплом. И то тоже обсуждалось в местной прессе.

«Почетные дипломы и благодарственные отзывы является как бы оправдательным вердиктом по обвинению в хищническом хозяйстве, в устройстве рыбных кладбищ, и тому подобных художествах», («АЛ», № 56 от 10.03.1902).

Ирина Чернухина

Для подготовки статьи использовались материалы газеты «Астраханский листок» (от 12.11.1900, от 1.02.1900, от 5.01.1902, от 24.01.1902, от 29.01.1902, от 1.02.1902, от 10.03.1902, от 13.03.1902, от 5.05.1902, от 19.05.1902, от 27.08.1902, от 24.09.1902, от 4.10.1902, от 10.02.1902, от 16.02.1902, от 17.02.1902, от 20.02.1902, от 28.02.1902, от 1.11.1902, от 3.11.1902, от 2.09.1903)

Читайте также

В Астрахани лицей № 1 закрыли на карантин по коронавирусу Бывший руководитель оставил астраханку без машины, работы и денег: триллер нашего городка Астраханцы жалуются на очередную опасную детскую площадку
Реклама

Комментарии
Всего комментариев: 0
Оставить комментарий