Как енотаевский глава с подельниками казну растратил и ему за это ничего не было

Пресса из прошлого

Информационный штаб 29 января 2024 11:26

Растрата, суд и странный вердикт. Нехватку денег в енотаевской казне заметил новый глава, принимая кассу после избрания. Но Фемида к виновникам была весьма благосклонна. Правда, эта история – не дней сегодняшних. Она произошла в Астраханской области более ста лет назад.

Очередная история из рубрики «Пресса из прошлого». Мы снова покопались в дореволюционных астраханских газетах и отыскали протокол одного судебного процесса 1903 года. На скамье подсудимых оказались экс-первые лица Енотаевки. Точнее, города Енотаевска, каким в то время был нынешний райцентр Енотаевского района.

Бывший глава Александр Улыбин сваливал всю вину на своих подчиненных. А сам он, мол, и не считал, сколько же в кассе находилось денег. Так он заявлял, оказавшись под следствием за растрату. Но это судебное заседание будет почти десятилетием позже. Так что и он, и его подельники продолжали спокойно себе жить в Енотаевске, считались уважаемыми людьми и даже еще раз избрались в Городскую думу.

История Енотаевска началась с указа Императрицы Елизаветы Петровны от 30 ноября 1741 года «построить крепостницу». Годом позже на высоком берегу реки Енотаевки, протока Волги, стартовало строительство Енотаевской крепости. Спустя четыре десятка лет с хвостиком крепость получила статус уездного города и центра Енотаевского уезда, входившего в состав Астраханской губернии. В 1785 году, если быть точными. Правда, уездная территория была побольше, чем нынешнего Енотаевского района, с включением большей части современного Харабалинского района и кусочка Ахтубинского. Местного населения к 1901 году было лишь 2,8 тысяч. И занимались енотаевцы, в основном, рыболовством, извозным промыслом, ремесленничеством и торговлей. В 1925 году Енотаевск утратил статус уездного города. А вскоре стал уже селом Енотаевкой. Под этим названием мы его, собственно, и знаем.

 

Впрочем, возвращаемся в Енотаевск, в конец 19-го века. Была в этом городке и собственная Городская дума из двадцати гласных. Депутатов по-нынешнему. Выборы проходили раз в четырехлетку. Из числа этих слуг народа избирался глава города и члены управы. Ну это как городская администрация сегодня.


В 1894 году градоначальником стал Александр Дмитриевич Готт. 10 марта он вступил в должность. Принимая кассу от предшественника – Александра Семеновича Улыбина, он и заметил, а денежек-то тю-тю. Тут стоит сказать, что городские финансы в то время не помещались на какой-нибудь банковский счет, а лежали себе в сундучках наличкой. А доходы и расходы записывались в специальные журналы. Доходы Енотаевска поступали, главным образом, с оброчных статей. Наиболее важными здесь были рыболовные воды.

 

Теперь будет много цифр. Но их все же стоит добавить. Как указывал Готт, в кассе было всего 47 руб. Еще 174 руб. оказались на руках Улыбина. Новый градоначальник проверил приходо-расходные книги городской управы и посчитал, что на приходе по 10 марта 1894 года значится 5503 руб. 95 коп. А расходы за то же время произведены в 3866 руб. 38 коп. Таким образом, налички должно было остаться 1637 руб. 57 коп. Ну а с учетом тех самых 47 руб. и тех, что были у экс-главы, недостача составила 1415 руб. 83 коп.

В том же году податная инспекция провела расследование. Выяснилось, что казна растрачивалась аж с 1891 года. То есть, с начала головинства Улыбина. И в общей сложности недостачи набежало около трех тысяч рублей. Деньги по тем временам приличные. Особенно с учетом общей суммы енотаевской казны. Готт мириться с таким положением дел не стал и обратился в полицию. А там и до судебного разбирательства дело дошло. Правда, процесс этот был затяжной. Выездная сессия Саратовской судебной палаты рассматривала его 22 сентября 1903 года. Обвиняемые – бывший глава Енотаевска, купец Александр Семенович Улыбин и два экс-члена управы: купец Николай Иванович Ермохин и мещанин Петр Иванович Кулагин. Все трое своей вины не признавали.

 

Улыбин заявил, что казенные деньги растрачены совсем не им, а Ермохиным да секретарем управы, которым в то время был мещанин Иван Михайлович Ботов. А принимая сундучок с кассой от прежнего главы города, градоначальник даже и не посмотрел, сколько же в нем наличных. Да и с книгами, собственно, не сверялся.

Ермохин уверял, что если он и получал какие-либо деньги, то всегда сдавал их городскому главе. Правда тот расписок выдавал далеко не всегда. Но кто же будет требовать бумажек от градоначальника? Ну а Кулагин, который, собственно, отвечал за хозяйственную часть, приходо-расходные книги подписывал, но никогда не проверял их. Вот так просто велись дела в енотаевской структуре власти.

Впрочем, Улыбин за годы следствия внес в казну недостающие деньги из своего кармана. Так, видимо, на всякий случай. И это впоследствии сыграло всей троице на руку. Судья подумал, история-то давняя. Да и растрата-то в конце концов пополнена. Так что вердикт Улыбину, Ермохину и Кулагину был оправдательный. Вот как об этом писали наши коллеги из прошлого.

«Енотаевские отцы города посидели на скамье подсудимых по обвинению их в растрате общественных сумм, и вышли из суда оправданными […] Отцов города отпустили с миром. Есть люди, которых наказывать даже нельзя. На таких лиц даже Фемида не решается поднять своей карающей руки. В самом деле, как покараешь этих маниловых, которые, занимая должности городских голов, приходили в управу, разваливались на кресле, созерцали собственные животы, позевывали во всю широту своих челюстей и говорили о енотаевском песке, который надоел хуже горькой редьки. А в это время некий Ботов, секретарь, орудовал делами», — писала журналист «Астраханского листка» под псевдонимом Звездочка (№ 207 от 24.09.1903).

Ну а что касается Ботова, того самого секретаря, которого властное трио упоминало в своих показаниях, то он в число подсудимых не попал. И даже под следствие. Повезло, можно сказать.

«… деньги приносил обыватель енотаевский в уплату по разным статьям […] Ботов брал, клал в жилетный карман, если в пиджачном не было уже места, и посвистывая, отправлялся к родным пенатам. Сменялись головы, сменялись члены управы, неуемным оставался секретарь Ботов», — продолжала Звездочка.

Ирина Чернухина

Другие истории из рубрики «Пресса из прошлого» смотрите по ссылке.

Читайте также

Федеральный СК начал проверку в Астрахани по делу Арашукова На бахчу: как «Инфоштаб» узнал всё о прошлом и будущем астраханского арбуза Сотрудники ФСБ вычислили в Астрахани террористку ИГИЛ*
Реклама

Комментарии
Всего комментариев: 0
Оставить комментарий

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА