Осетр салату товарищ: как школьник из астраханского села запустил уникальную в России акваферму

Семейный бизнес Натальи Толстовой и её сына Никиты – это уникальный проект — первая промышленная аквапоника в России: выращивание рыбы и салатных культур в замкнутой системе совместного выращивания

Анастасия Вербина 08 апреля 2024 05:00

Если бы эта статья была светодиодным баннером, то по нему бегущей строкой огромными такими люминесцентными буквами высвечивалась фраза: «Знай наших!». Семейный бизнес Натальи Толстовой и её сына Никиты – это уникальный проект — первая промышленная аквапоника в России: выращивание рыбы и салатных культур в замкнутой системе совместного выращивания. Технология исключает использование любой химии даже для внешней обработки растений от вредителей и работает по принципу экосистемы: рыбы обеспечивают питание растениями, а растения очищают воду.

Но, к счастью, это все-таки статья и мы можем позволить себе сколько угодно букв, пусть и не люминесцентных, чтобы подробно рассказать потрясающую историю, как семь лет назад всё начиналось с принесенного с мусорки шкафа и экспериментов с выращиванием семян подсолнуха на салфетке, а после превратилось в бизнес-проект, полностью обеспечивающий астраханские рестораны микрозеленью. Ну, а дальше – дальше готовый сюжет для сериала Netflix про успех сквозь ого-го какие тернии к ого-го каким звездам. Но обо всем по порядку, сегодня в нашей постоянной рубрике «Как это работает» — невероятно вдохновляющий рассказ о подростке из астраханского села Три Протока, запустившем единственную на сегодняшний день в нашей стране акваферму.

Попытка номер три

«Я всю жизнь увлекался биологией. В 15 лет начал ходить в школьный кружок по аквапонике и захотел создать свою систему, более совершенную. Начал проектировать и понял, что это очень затратный проект, и начинать надо с малого», — начал свой рассказ журналисту «Инфоштаба» Никита Толстов.

Так в один прекрасный день в 2017 году Никита по дороге домой увидел на мусорке тот самый легендарный шкаф, который вел не в Нарнию, а в куда более загадочный и интересный мир, но юноша об этом еще не знал. Поэтому принёс его домой и начал выращивать в нем микрозелень.


«Надо было видеть этот шкаф, — вторит сыну Наталья Толстова. — С полукартонными полками, типа как в «Магните». Принес, поставил, начал высверливать в нём дырки. Я говорю: «Надо же лампу туда вставить». Никита разобрал две лопаты, черенки засунул в эти дырки и к ним прикрутил лампы. Мы с папой, конечно, сначала так посмеялись, но думаю, чем бы дитя не тешилось. Пусть попробует – посмотрим».

Никита же, вдохновленный своей идеей, восхищенно рассказывал маме, что есть такая штука — микрозелень, дюже модная заграницей, да и в Москве её начали выращивать. Мама посмотрела на манюсенькие ростки, недоумевая, кому они такие нужны, но обрубать интерес парня не стала.

«Я всегда его поддерживала. Считаю, если ребенок чем-то заинтересовался – обрубать нельзя. Если интерес пропадет, значит пропадет. Если дальше пойдёт, значит его. Смотрю, купил семечки подсолнечника. Буду, говорит, подсолнечник выращивать, написано, что он растёт на всём. На салфетках посадил, потом у меня кусочек ваты взял. Тогда ничего же не было. Это сейчас много всего: и всякие подложки, и кокосовый субстрат, и лотки специальные с дырочками, и всё, что хочешь: много всего для этой индустрии. Тогда этого вообще ничего не было. Смотрю, какие-то взял коробочки, в них дырочки просверлил, семена посадил. Потом слышу – психует, не получилось, говорит, что пропало всё. Выкинул, всё, сказал, что не будет ничего делать. День проходит, два проходит, смотрю — опять пошёл, что-то другое уже сажает. Опять ждёт, что у него получится, что не получится. Опять всё полетело в мусорку», — вспоминает Наталья Николаевна.

Женщина для себя решила – если третий раз после неудачи сын за дело возьмётся, то подключится. Взялся – подключилась. Начали вместе читать литературу, общаться в Сети с более опытными фермерами, покупать по чуть-чуть семена профессиональные, смотреть, какие взойдут.

По ресторанам

Дело стало спориться, урожай всходил исправно, освоили Толстовы науку выращивания микрозелени. В один прекрасный день Никита заявил маме, что пора открыть ИП.

«Я: «Зачем?»
Сын: «А как в рестораны-то идти»?
Я: «А мы в рестораны пойдем»?
Сын: «Конечно, для чего же мы её выращиваем? Будем приходить, показывать — нравится, не нравится, а там пускай решают, будут покупать, не будут».
Сейчас вспоминаю, думаю: «Господи, как мне хватило вообще смелости»? Помню, пошли в первый ресторан, меня трясло, как не знаю кого. Я вышла оттуда, у меня ноги тряслись. А там сказали, что, мол, хорошо, мы будем с вами работать, и уже как-то вроде дальше и не так страшно было. И вот как-то постепенно пошло дело у нас», — делится Наталья Николаевна.

На тот момент в Астрахани микрозеленью занимались только Толстовы. В итоге во все рестораны города, где вы могли встретить её в блюдах, горох да редис поставляли именно они.

В 2019 году Никита решил, что пора воплощать в жизнь планы с аквапоникой. Нашел информацию, что региональный минсельхоз выдает гранты по конкурсу «Агростартап», и начал уговаривать маму принять участие. Наталья Николаевна в итоге сдалась и документы они подали в практически последний день приема заявок, за две недели написали бизнес-план и едва кое-как успели найти всю необходимую сумму — 15% от суммы проекта, которая должна быть на счету у участника. И в итоге вошли по общим баллам в десятку лучших на потоке.

Но эта история не только о взлетах, но и о падениях, после которых Толстовы, простите за спойлер, всегда поднимались.

Период, когда Толстовы постигали науку выращивания микрозелени, оказался цветочками по сравнению с запуском первой промышленной аквапоники. Быть первым всегда тяжело. Идти пришлось путем проб и ошибок, чтобы найти то количество растений и то количество рыбы, чтобы они вместе без проблем сосуществовали.

Главная сложность состояла в том, что проект существовал только на бумаге, его нигде не было вживую именно в промышленных масштабах, чтобы подсмотреть. Отметим, что и на бумаге проект был на той, что сами будущие аквафермеры составили, вся теоретическая база – это также их рук и умов дело, а не почерпнутая откуда-то готовая информация. Были аналогичные, но маленькие системы, например, в институтах. Поэтому астраханцам самим пришлось подбирать необходимое и взаимнофункционирующее соотношение растений и рыбы, коей были выбраны осетровые.

«Нужно было этот баланс найти. То, что работает на маленькой аквапонике, не работает на большой. В общепринятом смысле аквапоника – это большие ёмкости, куда сливается вода, на плотах просверлены дырочки, и растёт салат. Мы с Никитой, когда в самом начале обсуждали идею запуска аквафермы, решили, что если мы хотим чего-то добиться, значит у нас должна быть цель. Он сказал: «Давай у нас будет цель всё-таки получить органическую продукцию». Я говорю: «Хорошо, но тогда плоты из пенопласта — это не наш вариант. Давай придумывать что-то своё, потому что с пенопластом мы точно органический сертификат не получим», — поясняет наша собеседница.

Свою технологию мама с сыном отрабатывали пять лет. Сегодня она запатентована. В цеху на 1000 «квадратов», который, по признанию героев «Инфоштаба», уже кажется им не таким уж и большим, взаимовыгодно соседствуют осетровые и в основном салат, ну и немного мяты и базилика.

В прошлом году было выращено чуть больше тонны рыбы и 8 тонн салата, удалось выйти на доход. Удалось вопреки не только сложности реализации проекта, но и астраханскому климату. По словам московских экспертов, рассказывает Никита, в мире два уникальных региона — это Вьетнам и Астраханская область, где резкий перепад температур и своя особенность климата. Если выросло тут — то вырастет практически везде.

Черные полосы, белые полосы

Что было за эти пять лет? Да масса всего. Хорошего и, к сожалению, плохого. Например, была авария, в которой Никита получил компрессионный перелом позвоночника. У Натальи Николаевны тогда даже была мысль вернуть грант, понимая, что восстановление будет долгим и всё придётся тащить самой, а тут — Новый год, куча заказов. Женщина спала по три часа, разрываясь между больницей, стройкой и ресторанами.

«Я всегда знала, что у меня есть помощник, который мне всегда поможет и с развозами, и с заказами, и с посадкой — со всем. А тут я осталась одна практически, тут ещё и стройка, вот это всё», — вспоминает Наталья Николаевна.

Парень восстановился, все наладилось. И тут грянул коронавирус. Акваферма тогда находилась в зародышевом состоянии и стабильное сотрудничество с ресторанами по поставкам микрозелени позволяло шаг за шагом постигать новое дело.

«У нас было засажено практически всё. Я даже не скажу, сколько боксов — у нас на тот момент были очень большие стеллажи и они полностью заставлены были. И – коронавирус. Нам звонят и говорят: «Извините, у нас рестораны закрыты. Откроемся неизвестно когда». И мы с сыном стоим, на эти полки смотрим. Я понимаю, сколько денег туда вбухано, а куда всё это девать – не понимаю. Мы так вздохнули, я говорю: «Ну, ничего, будем есть сами, сколько съедим, как раз в коронавирус — это полезно», — теперь уже со смехом говорит сегодняшняя героиня «Инфоштаба».

Всё это не отменяло необходимости отчитываться за полученные грантовые средства, погасить долги за уже полученную продукцию рестораны обещали после возвращения к работе. К счастью, карантин закончился, общепит вышел из локдауна, Толстовы начали работать с новыми силами.

Получив землю под свой цех, Толстовы стали еще на шаг ближе к цели. Но тут на участке неизвестные подожгли камыш, который после пожара еще полтора месяца горел под землей. Снова пришлось ждать. Выгорел – образовались ямы, пришлось выравнивать участок.

Много было и других неурядиц. Вот строительство добралось до этапа, когда теплицу надо плёнкой накрывать, но вдруг оказалось, что поставщик посчитал один слой плёнки, а не два, пришлось еще месяц ждать, пока второй стоял на таможне. Пришла плёнка – начались ветра, пришлось выжидать хорошей погоды. Да и в целом пошаговая реализация задуманного постоянно преподносила сюрпризы, а ожидания и реальность нередко не совпадали.

Закончили стройку, установили оборудование, первый запуск системы и…

«Сидели с Никитой, пересчитывали всё по несколько раз. А потом всё установили, такие довольные стоим, залили воду, включили. А она не течет, как надо. Тут течет, тут не течет. И мы поняли, что нам неправильно посчитали гидродинамику. Нам повезло, что у нас собралась команда единомышленников, четыре человека, которые этим делом болеют. Больше людей не нужно – на акваферме все автоматизировано. Мы в конечном счёте всё-таки домучили систему, но сколько мы раз ее переделывали… Раз 10, наверное, если не больше. Не всегда всё, что нарисовано и, вроде, подсчитано, работает так, как тебе хочется», — делится аквафермер.

Вырастили пробный урожай, реализовали. Начали работать. Новая напасть — загорелся щиток.

«Хорошо, что мы там были с сыном, но остались без света и тепла. Тут резко упала ночью температура, а у нас папа в командировке. Мы давай другу, который с нами в команде, звонить — всю ночь в минус 13 грузили и вывозили весь этот салат – более 10 000 кустов. Папа у нас приезжает с командировки, говорит, что это? У нас салатом был заставлен вообще весь дом. Все столы, все полы, все подоконники. Но, когда по прошествии времени на это смотришь – понимаешь, что это опыт», — говорит Толстова.

И вот цех заработал в полную силу. Казалось бы, цель достигнута, можно собирать плоды работы и радоваться.

«У нас есть один сотрудник, он всей механикой занимается. Мы как-то с ним сели, я говорю: «Да, Миш, сейчас сделаем всё, чтобы прям как часы работало, и мы с тобой отдохнём». Он говорит: «Да, мы с тобой сядем, ножки вытянем, а сзади подойдёт твой сын и скажет: «Ну, что, у меня есть идея». Так и получилось», — говорит Наталья Николаевна.

А получилось то, что Никита придумал новый проект.

Вверх!

«Наш текущий проект является первым в России, это первая промышленная аквапоника, а моя новая идея – единственная в мире. Если упростить задумку, то на той же площади можно будет в 15 раз больше растений выращивать за счет высоты — мы пойдём не горизонтально, а вертикально. Такой системы аквапоники на данный момент вообще нигде в мире не используют», — рассказал «Инфоштабу» Никита.

В настоящее время юноша уже пишет патент, заканчивается подготовка проектной документации. Затем — новый грант и новые кредиты.

С астраханскими фермерами связались крупные российские ритейлы. Поскольку Толстовы вообще не используют химию в производстве, то выращивается экологически чистая продукция, которая соответствует полностью 280-ФЗ «Об органической продукции» и может иметь сертификат «Органик», который, по планам, производство получит уже в этом году. Реализация такой зелени для сетевиков – мечта.

По словам Никиты, они сравнивали свою продукцию с другой по нитратным значениям. В их салате нитратов в 10-20 раз меньше даже по сравнению с той, которая растет на грядке.

«И как только мы получим сертификат «Органик», это будет единственная в стране зелень, которая соответствует всем международным эко-стандартам качества, единственная экологическая зелень. К существующему патенту на всю систему я почти уже зарегистрировал патент на эко-упаковку для зелени. Это будет единственная в стране эко-упаковка. Я ее сделал, чтобы полностью соответствовать экологическим нормам, потому что сейчас зелень продается в магазинах в полиэтилене, а мы сделали упаковку полностью на основе пергамента», — уточняет астраханец.

В год на замене упаковки акваферма экономит полторы тонны полиэтилена – для наглядности таким количеством полиэтилена можно четыре раза полностью сверху накрыть Астраханский кремль.

Талантам надо помогать

Несмотря на то, сколько собственных сил, веры и времени вложено в проект, Толстовы всегда помнят всех, кто им помогал. Сказку сделать былью помог в том числе и нацпроект «Малое и среднее предпринимательство», которым в Астраханской области занимается министерство экономического развития региона и центр «Мой бизнес».

«Конечно, без гранта я не знаю, когда бы мы смогли реализовать этот проект. Плюс мы еще брали займ в «Фонде поддержки малого и среднего предпринимательства», потому что, когда мы начали грант реализовывать, нам всё равно денег не хватало. Да и после коронавируса так взлетели цены на всё, что мы понимали, что тех денег, которые я закладывала в бизнес-проект, просто не хватает», — поясняет Наталья Николаевна.

Никита же вспоминает, что когда они с мамой пришли в кредитный отдел «Моего бизнеса» и начали рассказывать о своем проекте, генеральный директор Астраханского фонда поддержки МСП Ирина Азарова поделилась, что подобное видела лишь в Германии.

«Было приятно, что в нас поверили. Ирина Николаевна до сих пор говорит, что мы такие молодцы», — рассказывает юноша.

Центр «Мой бизнес» еще не раз помогал Толстовым. При поддержке Центра удалось зарегистрировать товарный знак, оформить сайт, разработать бренд бук и изготовить продукцию для продвижения бренда.

«В этом году приходим, нам говорят: «О, сейчас что»? Уже как родные, уже всех их знаем. Им, по-моему, даже самим интересно, что мы на этот год задумаем сделать», — делится Толстова.

Золотая пора

В 2023 году пришло время собирать не только урожай, но и многочисленные заслуженные награды и слова признания.

Наталья с сыном еще в самом начале договорились, что пока у них не будет отработанной технологии и парень не получит патент, они про себя ничего рассказывать не станут. И вот, наладив производство, Никита в прошлом году предложил маме участвовать в агропромышленной выставке «Золотая осень», региональный Минсельхоз поддержал инициативу, и Толстовы были включены в состав делегации от Астраханской области. Получили золотую медаль «За реализацию уникального проекта «Агростартап».

«Мы с сыном буквально за ночь сделали мини-установку, зная, что у Минсельхоза будет большой аквариум с осетровыми, и предложили сверху поставить нашу установку. В итоге мы получили массу внимания, студентов очень много подходило, представителей институтов со всей страны. Херсонский аграрный институт пригласил провести лекцию о нашей акваферме. Договорились на часовую лекцию, а в итоге два часа ее проводили. Им понравилось. Они в этом году нам прислали договор, хотят с нами сотрудничать и присылать своих студентов, преподавателей на стажировку и на практику. Сейчас в очень многих аграрных институтах осталась только теория, практически нет практики. И вот те, кто там учатся, кому это интересно, они прям за это цепляются», — говорит Наталья Николаевна.

В планах астраханцев построить гостевые домики для студентов и школьников рядом с аквафермой, чтобы они могли знакомиться с производством.

«Мы не останавливаемся на том, что мы только работаем, деньги и всё. Нам интересно именно обучать, показывать, рассказывать. Тем более, когда видишь, что детям это интересно. Если есть интерес в глазах, почему нет?», — делится наша героиня.

«Золотой осенью» всё не ограничилось.

«В ноябре (2023 года – прим.ред.) подходит ко мне Никита и говорит: «Мам, у нас тут премия «Предприниматель года», ты собираешься в этом году идти»?
Я: Зачем?
Он: В смысле? Ну, золотая медаль «Золотой осени» у нас есть, давай теперь «Предприниматель года».
Я: Не пойду, отстань.
Он: Поздно, я заявку отправил.
Думаю, ну, ладно. И тут мне приходит на почту информация про Национальную премию «Россия – страна возможностей». Почитала, говорю: «Никит, а что тебе не пойти?! Ты со своей историей для молодёжи — прям топ». Тем более, мы когда с ним ездили до этого по районам с минсельхозом, в одном из районов Никиту попросили тоже выступить, а там помимо фермеров были школьники. Вот они все сидят в телефонах, кто чем занимается. Выходит Никита, и я увидела реакцию. Они все телефоны отложили, слушают, интерес такой в глазах. Выходим из здания, они его окружили, начали спрашивать, просить ещё раз приехать и рассказать. Обещали всех друзей собрать. В общем, отправила заявку и тут ему звонят, я смотрю такие глаза.
— Что?
— Мама, я еду в Сочи, я вошёл в ТОП-100!», — вспоминает Наталья Николаевна.

Никита признается, что совсем не хотел участвовать, потому что «ну, какая московская премия парню из села Три Протока Астраханской области?». Тем более, что там писали, что будет более 30 000 участников, а уже на премии сказали, что было 33 700 номинантов. Но в марте разработка астраханского студента была признана одной из самых вдохновляющих историй Национальной премии.

Наш земляк, определенно, теперь настоящая звезда. Но опасаться звездной болезни у сына, считает астраханка не стоит.

«У нас папа военный, держит под контролем, он зазвездиться не даст», — говорит она.

Наталья Николаевна, кстати, и сама отдала службе Родине 16 лет, работая связистом Каспийской флотилии. Закончить военную службу было решено, когда Никита учился в четвёртом классе. Мальчик был отличником, но начал отставать. Папа и мама военные, не хватало времени всецело заниматься учебой сына, тогда и пришли к решению, что мама должена прекратить службу в армии. Наталья стала домохозяйкой, получив параллельно в АГТУ высшее образование к уже существующему технику-технологу легкой промышленности ту же профессию, на которую сейчас учится Никита – логистика.

Вместо послесловия

Пока мы готовили этот материал, стало известно, что Никита вышел в финал премии «Россия – страна возможностей». До 14 апреля продлится народное голосование «ВКонтакте». Предлагаем читателям отдать голос за нашего замечательного земляка. Для этого необходимо перейти по ссылке, найти номинацию «Наука и технологии» и проголосовать в ней за нашего героя.

Читайте также

Во бла-бла-бла: запрету на вылов воблы быть — казалось бы, причём тут казахи “Живы будем ― не помрем”: в двух ведущих больницах Астрахани врачи не смогли достать камень из почки Игорь Мартынов поздравил астраханок с 8 марта
Реклама

Комментарии
Всего комментариев: 0
Оставить комментарий

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА