2 года до неприязни: как астраханского чиновника главой Баку выбирали

Пресса из прошлого

Информационный штаб 15 января 2023 22:41

Предложение было заманчивым, а выборы – легкими. Астраханского чиновника в Баку встречали на ура. Только любовь бакинцев была недолгой.

Продолжаем рубрику «Пресса из прошлого». Это истории из жизни нашего города, подсмотренные в дореволюционных астраханских газетах. Но сегодня совершим путешествие в старый Баку, где в 1902 году главой города выбрали Александра Новикова. Сам он не астраханец, однако до выборов немного поработал в нашей губернии. Печатался в петербургских газетах. Публиковали его записки и в «Астраханском листке». Кроме того, Александр Иванович придерживался новаторских для тех времен взглядов по части земства, местного самоуправления и гласности. Во многом поэтому СМИ довольно подробно освещала его деятельность на посту градоначальника. Как столичная, так и астраханская.

Из публицистов в главы

С начала 1903 года бакинская газета «Каспий» начала атаку на главу города. Чуть ли не каждый день – новая публикация с критикой Новикова. Мол, деспот он, и учительниц решил обделить, и за водоснабжение города не с того конца взялся. А ведь «Астраханский листок» еще пару месяцами ранее предполагал такой сценарий развития событий.

«Скоро мы прочтем о том, как в заседаниях думы самые полезные начинания Новикова встретят подпольное противодействие, пойдет бойкотировка […] астраханцы этим ядом сыты по горло», — писал астраханский журналист («АЛ» от 19.09.1902).

Александр Иванович Новиков родился в дворянской семье 22 апреля 1861 года, в селе Новая Алексеевка Козловского уезда Тамбовской области. Закончил физико-математический факультет Московского университета. Земский деятель, один из организаторов начального народного образования, благотворитель, публицист и крупный землевладелец. Это если коротко. Продвигался наш герой и по служебной лестнице. Канцелярия комитета министров, земский начальник 9-го участка Козловского уезда, служил на Кавказе и в Крыму. А в начале 20-го века был назначен управляющим государственными имуществами Астраханской губернии.


«Приехав в Астрахань, я познакомился с делами, совершил две-три поездки по делам службы и расположился там осесть», — писал позже Новиков в своих «Записках городского главы» (этот публицистический очерк был издан в Санкт-Петербурге в 1905 году).

 

И вдруг – отставка ради кресла главы Баку. И столь поспешное решение стало для астраханцев неожиданностью.

«Почему г. Новиков предпочел хлопотливое место городского головы, притом неспокойного и неблагоустроенного города Баку – спокойному прохождению службы на довольно видной должности?», — задавались вопросом представители прессы («АЛ» от 2.05.1902).

Заочное избрание

В то время Баку входил в состав Российской империи. 14 января 1878 года состоялось первое заседание недавно созданной Бакинской городской думы. Но на мандат гласного, или депутат по-нынешнему, могли претендовать не все жители. Лишь собственники недвижимого имущества, владельцы крупных торгов-промышленных предприятий и купцы. А также опекуны богатых бакинских семей. Гласные, в свою очередь, избирали главу города, который одновременно возглавлял и думу. Причем, не только из своего числа, что сыграло на руку Новикову.

Александр Иванович в то время не только был астраханским чиновником, но и являлся опекуном имущества бакинца Гаджи Джава, умершего за несколько месяцев до этих событий. И это позволило ему баллотироваться на должность главы Баку. Впрочем, как баллотироваться. Все произошло без его непосредственного участия. Пока он находился в Астрахани, на заседании бакинской думы его и выбрали. Произошло это 24 апреля 1902 года (здесь и далее – даты по старому стилю — прим. редакции). Как это происходило, подробно рассказывали астраханские газеты.

Кандидатов в градоначальники было четверо. Это члены бакинской управы Антонов и Никитин, экс-глава Ирицкий и, собственно, Новиков, давший согласие на участие в выборах телеграммой. За него проголосовали 41 из 44-х гласных, присутствующих на том заседании.

«Выборы приветствованы были аплодисментами. Ох, и насолили же бакинцам их прежние избранники. Если от нового чают таких великих и богатых милостей […] мы, астраханцы, Новикова знаем меньше чем бакинцы. Мы знаем его как публициста, статьи которого не раз цитированные на этих страницах», (АЛ» от 2.05.1902).

Напросился …

Правда, Новиков позже рассказывал, что сам, скажем так, напросился, в градоначальники. Годом ранее, побывав в Баку по рабочим делам, он познакомился с двумя бакинцами.

«Не помню, когда и как у меня явилась мысль о том, чтобы мне идти в бакинские главы […] Издавался в то время в Баку один печатный орган «Каспий» под редакцией Али-Мардан-бека Топчибашева (он же издатель «Каспия», он же гласный думы). Он мысль мою одобрил и посоветовал об этом поговорить с Тагиевым, известным мусульманским богачом-гласным (Гаджи Зейналабдин Тагиев – бакинский нефтепромышленник и благотворитель – прим. редакции)», — вспоминал Новиков.

Встреча состоялась. Но никаких обещаний Тагиев не дал. Новиков вернулся в Симферополь, а вскоре был переведен в Астрахань. Прошло больше года. И тут оп – и телеграмма от Топчибашева. Не хотите, мол, поучаствовать в выборах?

«Прочел телеграмму и тут же для меня опрос уже был решен. Я сказал себе, что буду бакинским главой … я был избран почти единогласно. Меня это не удивило. Во-первых, потому что серьезных конкурентов у меня не было, во-вторых, потому что считал себя подходящим кандидатом», — продолжал Новиков.

 

Итак, астраханский чиновник подал в отставку и выехал в Баку. 27 мая 1902 года он вступил в должность. И это событие широко обсуждалось в прессе.

«Тут интересно все. И мысль бакинских думцев пригласить на должность главы своего общественного управления чужака, человека мало знакомого, а может и вовсе незнакомого с местными делами, нуждами, обстоятельствами и людьми; и выбор лица, который в качестве публициста несомненно является элементом новым в области русского городского самоуправления; и единодушие избрания, почти граничащее с единогласием – все это оригинально, незаурядно», («АЛ» от 6.06.1902).

Всем речам речь!

Особенно впечатлила прессу речь, которую произнес Новиков в думском зале, вступая в должность. Российская пресса разбирала ее на цитаты, анализировала, обсуждала, строила прогнозы. Новиков рассказал о том, какие чувства вызвало в нем призвание его бакинцами. Говорил о своих сомнениях и колебаниях, о страхе перед обилием задач, о намерении вести дела в управе коллегиально.

«Я не знаю, чем заслужил честь, которая почтила меня Бакинская городская дума, избрав меня городским головой. Прежняя ли деятельность моя по земству или откровенность, как публициста, были тому причиной – я не знаю. Но только почти единогласное избрание не могло не вызвать некоторое чувство гордости», — начал свое выступление «новорожденный» градоначальник.

Подчеркнул и то, что не допустит партийности по национальностям, религии и общественному положению. Что интересы богача, как и последнего амбала в его глазах равны и одинаковы. И что каждый житель может прийти к нему и высказать свои пожелания. В общем, стандартный набор обещаний по сегодняшним дням. Но столетие назад это было что-то новенькое, включая призывы к гласности.

«Я сам писал, пишу и буду по возможности продолжать писать и привык не бояться прессы. Если будет неправда, мы можем возразить, и неправда разлетится, как дым, а если правда, то это послужит на пользу делу, и мы исправимся», — говорил Новиков.

В общем, диво-дивное, во многих городах ранее невиданное. Потому многие журналисты отнеслись к словам градоначальника скептически. Вот лишь пару мнений.

«Петербургские ведомости», безусловно сочувствуют своему сотруднику, находят, что «в устах современных муниципалов такие речи – вещь совсем необычная», но также не вполне уверены в осуществлении объявленной Новиковым программы», — цитирует столичное издание «АЛ» (от 13.06.1902).
«Какое впечатление хотел произвести этой речью оратор на своих слушателей, и как она была принята ими – мы не знаем. Нас же она некоторыми своими деталями убедила в том, что почтенный деятель идет по неведомой дороге и неведомо куда. Из речи стало ясно, что ближайшим образом он вообще не знает, как и что предстоит ему делать», — это уже собственный комментарий («АЛ» от 6.06.1902).

 

Недолгая дружба с газетчиками

Налаживать контакты с местной прессой Новиков начал сразу же. Как сообщали астраханские журналисты, и не без зависти к бакинским коллегам, в помещении управы Баку было вывешено объявление, чтобы ее служащие давали представителям печати подробные сведения по всем вопросам. Да и сам градоначальник не ленился давать разъяснения сотрудникам газет.

«Представители прессы, так сказать, легализованы. Им не нужно будет слоняться по управским передним, заигрывать с канцелярскими, чтобы получить то или другое нужное для газеты сведения […] право это не подлежит сомнению и спору, как вытекающее из основного принципа городского самоуправления. Правда, им нельзя было пользоваться», («АЛ» от 12.10.1902).
«Бакинское городское общественное управление с вступление в городские головы А.И. Новикова стало единственным в России примером, когда печать и общественное управление заключили между собой, так сказать, дружественный союз, с уважением обоюдных прав. Хроникеры местных газет получили открытый доступ не только в заседания думских комиссий (которые почти везде закрытые), но даже в заседания управы, чего уж нигде не бывает», — а это уже цитата из «Санкт-Петербургских ведомостей» («АЛ» от 25.05.1903).

Однако столь «нежное» отношение к прессе не уберегло Новикова от претензий со стороны одного бакинского издания – «Каспия». Видимо, не оправдал Александр Иванович ожиданий Топчибашева и Тагиева, с чьей подачи, собственно, и стал главой.

«Нападение «Каспия» — это первые пока еще отдельные отзвуки той бури, которая несомненно происходит в подземных слоях бакинской общественной жизни», («АЛ» от 12.09.1902).

 

«Покушение» на зарплату и должность

Одна из претензий к Новикову была связана с зарплатами учительниц. В Баку они получали жалование в 900 рублей в год. Плюс – выплаты за отопление, освещение, прислугу и аренду квартиры. Получалось в общей сложности порядка 1500 рублей. И это глава посчитал громадным содержанием (к слову сказать, в Астрахани учителя женских приходских школ получали 40 рублей в месяц, то есть, 480 рублей в год). Да и самих педагогов, которые в основном были местными, градоначальник предложил заменить на приглашенных из других городов, полагая, что качество обучения будет лучше. «Каспий» не преминул использовать это для критики, мол, собирается обездолить бедных учительниц.

 

Подробно освещался инцидент и с увольнением врача Калиновского, управлявшего родовоспитательным приютом. На него пожаловались несколько акушерок. Чтобы выяснить ситуацию, Новиков пригласил пятерых врачей и обсудил с ними конфликт. Так сказать, третейский суд. И его вывод был не в пользу доктора. Градоначальник назначил в учреждении нового руководителя, а Калиновского перевел заведующим амбулатории. То есть, понизил в должности.

«Способ этот настолько правилен, настолько и остроумен. И не к удовольствию «Каспия». Газета печатает на Новикова форменный пасквиль […] Новиков ответил на это письмом в редакцию того же «Каспия», в котором, уличая газету в искажении его слов, — искажением «умышленном», — писали наши коллеги из прошлого («АЛ» от 12.09.1902).

Еще одна претензия была связана с кадровой политикой. На должности в управе Новиков приглашал иногородних, в том числе и астраханцев. И это не нравилось местным жителям.

«Бакинский городской голова – варяг, все наведывающие разными частями бакинского управления – специалисты и даже канцеляристы, — тоже варяги. Вокруг коллегии этих варягов стоит оттиснутая в сторону толпа бакинских аборигенов, жаждущих уцепиться зубами за места, которых им Новиков давать не хочет, потому что не доверяет», — писала астраханка под псевдонимом Звездочка («АЛ» от 7.09.1903).

 

Бойкот думцев

Это лишь несколько моментов, нашедших отражение в астраханских газетах. Претензий, конечно же, было больше. И ситуация накалилась. В своих «Записках» Новиков рассказывал, что летом 1904 года гласные стали игнорировать его и не приходить на думские заседания. Так что глава подал в отставку и 14 июня того года уехал из Баку. А чуть позже описал в красках свою деятельность в этом городе. Читая этот очерк, складывается впечатление, что Александр Иванович действительно верил, что сделал бы Баку процветающим городом. Если бы, конечно, не препоны со стороны гласных, членов управы и представителей бакинского бизнеса. Впрочем, не станем искать виноватых в том конфликте. У каждой медали, как говорится, две стороны.

«Призванного бакинцами спасать городское хозяйство и водворять в нем порядок сами же бакинские думцы рвут теперь на части. Новиков, как мы и предсказывали, пришелся совсем не к месту. Его новаторство оказалось не по вкусу бакинским нефтяным и мазутным крезам», («АЛ от 8.10.1903).

Впрочем, отношение с главой Астрахани Иваном Плотниковым у журналистов «АЛ» тоже были не самые теплые. И наш градоначальник не раз становился героем газетных фельетонов. И кто знает, может пресса какого-нибудь другого города сочувствовала ему также, как и астраханцы Новикову. Но это уже другая история. Остается добавить, что Александр Иванович встретил революцию 1905 года уже членом партии социалистов-революционеров. А умер он 24 января 1903 года.

Другие истории рубрики «Пресса из прошлого» можно посмотреть по ссылке.

Ирина Чернухина

Для написания и статьи использовались материалы газеты «Астраханский листок» (№ 196 от 12.09.1902, «№ 201 от 19.09.1902, № 94 от 2.05.1902, № 111 от 28.05.1902, № 118 от 6.06.1902, № 194 от 7.09.1902, № 124 от 13.06.1902, № 270 от 18.12.1902, № 219 от 12.10.1902, № 197 от 13.09.1902, № 11 от 16.01.1903, № 110 от 25.05.1903, № 152 от 17.07.1902, № 178 от 20.08.1902, № 194 от 7.09.1903, № 218 от 8.10.1903) и очерк А.И. Новикова «Записки городского главы» (1905 г., Санкт-Петербург).

Читайте также

Снос поставлен на паузу: аварийная школа № 58 в Астрахани пока остается В Астрахани борются с последствиями ливня В Астрахани повысился уровень качества жизни
Реклама

Комментарии
Всего комментариев: 0
Оставить комментарий