Болтливая девочка и дерзкая кража: как в Астрахани банду Ячменникова судили

Пресса из прошлого

Информационный штаб 07 мая 2023 14:04

Процесс был громким, резонансным и обсуждаемый астраханцами. Кража уж слишком дерзкая. За ограбление часового магазина Алишоева осудили четверых. Тайник с сокровищами выдала малолетняя девочка. И да, был еще осетин-невидимка. Но эта история – не дней сегодняшних. Она произошла в нашем городе 120 лет назад.

Продолжаем рубрику «Пресса из прошлого», в которой мы рассказываем истории из жизни Астрахани, подсмотренные в старых астраханских газетах. Сегодня о том, как судили банду вора Ячменникова.

Май 1903 года. Задержанных супругов Ячменниковых, Василия и Ефросинью, поместили в арестантскую при втором полицейском участке. Вместе с родителями была и восьмилетняя Анюта. Пристав Фомин проникся к девочке сочувствием. Уж слишком похожа она на его недавно умершую дочку. Привел в свой кабинет, накормил, чаем напоил. Малышка успокоилась и рассказала доброму дяденьке о маменьке с папенькой, и о том, где они прячут сокровища. И даже показала околоточному надзирателю Родионову тайник на Афонском кладбище, в котором находилось часть ювелирных изделий, похищенных несколькими месяцами ранее из магазина братьев Алишоевых.

В 1902 году по Астрахани прокатилась волна краж. 512 таких преступлений, если быть точными. Некоторые из них были довольно дерзкими. Под прицел грабителей попадали торговые точки, расположенные в самом центре города, где всегда многолюдно.

В ночь с 29 на 30 сентября 1902 года по старому стилю (или с 12 на 13 октября, если по-новому) был ограблен часовой магазин Алишоевых, что возле Губернаторского садика (ныне Братский сад). Как именно – предоставим рассказать нашим коллегам того периода.

«В магазине отперт замок, выдавлено толстое зеркальное стекло в окне и унесены из магазина разные золотые и серебряные вещи (не громоздкие). Орудий взлома или каких-либо других следов злоумышленники не оставили. В этой краже то удивительно, что осколки от разбитого стекла оказались валявшимися снаружи рамы (между окном и ставней), на дороге. Недалеко от этого магазина горит электрический фонарь и нанят как от Алишоева, так и от других соседних магазинщиков, артельный караульщик, который ничего не слыхал и не видел», («Астр.листок» от 1.10.1902 – здесь и далее даты по старому стилю).


 

Кольца, браслеты, цепочки. Часы, портсигары, подсвечники. Плюс – посуда. Да все из благородного металла, серебра да золота. Общая сумма похищенного потянула до 8 тысяч рублей. Приличные деньги по тем временам. Для сравнения, на содержание губернатора Астраханской губернии в бюджет-1903 заложили 9800 рублей. И это на год! То есть, чуть больше, чем воры унесли за одну ночь.

В совершении преступления подозревали банду Ячменникова. Личность в Астрахани была весьма известная. Мещанин из города Петровска Саратовской губернии. Занимался когда-то адвокатурой. Но потом приехал в Астрахань и сколотил банду. На момент нашей истории ему было 43 года. И у него уже имелись судимости за кражу и укрывательство. Под стать ему была и 30-летняя супруга Ефросинья, его землячка. Та еще рецидивистка. Судимостей в ее криминальной копилке имелось несколько, потому и была лишена по суду всех собственных прав и преимуществ.

Правой рукой Ячменникова журналисты называли Василия Чанина, 24-летнего крестьянина из Нижегородской губернии и бывшего приказчика. Тоже судимый, за ношение оружия. Вот эта парочка и отличилась серией краж. И наши коллеги из прошлого не жалели газетной площади, описывая их деяния.

«Эти два лица подбирали ключи к замкам, висящими на дверях складов товара. Они нанимали несколько подвод ломовых извозчиков и смело подъезжали к намеченному складу, отпирали его заранее подобранным ключом и нагружали все нанятые подводы товаром сколько могут везти лошади. Затем, заперев опять замком дверь, преспокойно уезжали […] При этом Ячменников изображал из себя перед извозчиками доверенного какого-нибудь купца, а Чанин – его главного приказчика», («Астр.листок» от 15.10.1902).

 

Конечно, периодически криминальный дуэт попадался в руки правоохранителей. Откуда-то взялись судимости. Но чаще всего от ответственности им удавалось уйти. К примеру, 31 декабря 1901 года Ячменников был задержан во время покушения на кражу из мучной лавки торгового дома «Братья Шмидт». Видимо, воровская Фортуна в тот момент отправилась в отпуск. Кратковременный, как получается, поскольку до суда дело тогда так и не дошло.

Впрочем, вернемся к ограблению магазина Алишоева. Выйти на след преступников удалось благодаря служащему ломбарда. 4 октября 1902 года в его учреждение пришла мещанка Татьяна Подлипалина, чтобы заложить два серебряных подстаканника и стаканчик. Краденные, заподозрил сотрудник и вызвал пристава Фомина. 38-летнюю женщину задержали. В полицейском участке она пояснила, что вещи эти ее дочери Соломонии подарили супруги Ячменниковы.

Сама 18-летняя Соломония, которую, естественно, тоже допросили, рассказала такую историю. 1 октября она случайно встретилась на кладбище с Василием и Ефросиньей, с которыми познакомилась еще в тюрьме, где вместе с матерью отбывала наказание за кражу. Увидела, как те вынимали из ямы множество золотых и серебряных изделий. Часть из них досталась ей в подарок. Видимо, за молчание.

В квартире у Подлипалиных провели обыски. Нашли несколько алишоевских драгоценностей. Затем полицейские вышли на чету крестьян Сакадеевых, с которыми Татьяна с Соломонией водили тесное знакомства. 38-летний Артемий был тоже вором, и с судимостью. А его 23-летняя жена Ксения работала белошвейкой и в криминале не была замечена. Однако о проделках мужа, естественно, знала. В доме у Сакадеевых тоже нашли часть изделий с ярлычками ограбленного магазина.

Ксения предположила, что краденные вещи мог принести 20-летний Иван Чанин, который несколько раз ночевал у них. В этот момент гость и явился в жилище и сразу, как говорится, попал в руки полиции. В краже он сразу признался. И рассказал, что ходил на дело вместе с двоюродным братом Василием и супругами Ячменниковыми. И да, пожаловался на злую судьбу. Остался, мол, без работы. Вот и приехал из Петровска в Астрахань в надежде найти здесь заработок.

 

На след Чанина-старшего вышли через несколько дней. Наш город он уже покинул. Но решил повидаться с родителями, которые жили в одном из саратовских сел. Там, собственно, его и задержали.

Тут, кстати, в деле чуть не появилась новая группа подозреваемых. И опять-таки благодаря ломбарду. 14 апреля 1903 года в кредитном учреждении в поле зрения пристава попалась крестьянка Анастасия Пулькина. С тремя вещами, принадлежащими Алишоеву. По слова женщины, эти сокровища она вместе с еще тремя крестьянами нашла на кладбище, когда они ремонтировали сруб чигиря. Причастность этих астраханцев к краже не доказали. Но серебряные и золотые изделия конфисковали. Так что недолго они радовались внезапно свалившемуся богатству. Хотя кто знает, сколько они всего «накопали».

Суд над Ячменниковыми и Чаниными состоялся 27 ноября 1903 года (10 декабря, если по новому стилю). В Астраханском окружном суде, что говорится, яблоку негде было упасть. Местная публика не хотела пропустить такое развлечение. Мы в подробностях знаем, как шел судебный процесс, поскольку наши коллеги из прошлого в нескольких газетных номерах публиковали репортаж из судебного зала.

Чанин-младший рассказал, что по прибытию в наш город встретился со старшим братом. Тот предложил ему подзаработать. Родственники отправились к Губернаторскому садику, где Василий встретился с каким-то осетином.

«Меня просили остаться в Губернаторском садике покараулить. Незнакомец подошёл караульщику, что-то говорил ему. Последний вскоре ушел. Осетин подошел к магазину, отпер дверь у окна, разбил стекло в окне и вошел в магазин. Брат запер опять дверь на замок. Мы пошли, а осетин так и остался в магазине. Что делалось – брат не говорил. На следующее утро пришли в магазин. Брат отпер дверь. Оттуда вышел осетин с мешком», — вспоминал Иван Чанин.

Далее, по его словам, компания отправилась в степь, где поделила добычу. Большую часть взял себе осетин. Ушел затем, забрав с собой увесистый мешок. Братьям достались мешочки поменьше, после чего Василий привел Ивана к Сакадеевым, чтобы тот пожил у них несколько дней. Ну а дальше – обыск, полиция, задержание.

 

Показания Василия Чанина мало чем отличались от слов брата. Он тоже рассказывал об осетине, чьего имени якобы не знал. Правда, периодически называл его грузином.

«Познакомились с ним в Нижнем на ярмарке […] грузин наедине сообщил, что у него есть знакомый, который служит у Алишоева. Он даст ключ от магазина. Ты меня там запрешь, а затем выпустишь. За это дам денег. Согласился, взял с собой брата», — говорил Чанин-старший.

Заметьте, про соучастие Ячменниковых не было сказано ни слова. А Ивана на суде сообщил, что ранее оговорил Василия с Ефросиньей, поскольку в участке его сильно били. Но оба не отрицали, что часть похищенного у супругов все-таки спрятали. Сами Ячменниковы признались лишь в том, что укрывали краденные вещи. Но к самому преступлению совсем, мол, не причастны. Но это не избавило их от наказания, хотя железных доказательств у следствия не было. Сказалось, видимо, бурное криминальное прошлое.

«Окружной суд вынес резолюцию, коей И.П. Чанин приговорен к заключению в тюрьму на 1 год без лишения прав, В.И. Чанин и В.А. Ячменников, по лишении всех особенных прав и преимуществ, к отдаче в арестантское исправительное отделение. Первый — на 1 год и 6 месяцев, а второй – на 2 года и 6 месяцев. Е.И. Ячменникова- к заключению в тюрьме на 3 года», — говорится в приговоре суда.

Что же касается осетина-грузина, то его разыскивать никто не торопился, хотя защитник Чаниных Виноградов просил отложить дело, чтобы установить личность этого лихого парня. По описанию уж очень он похож на Пинхаса, брата Раби Алишоева, владельца магазина. И если это действительно он, то квалификация преступления значительно изменится. Ходатайство поддержал товарищ прокурора Истомин. Но судья его отклонил. Наверное, торопился закрыть дело. И лишние сложности в этом случае в его планы не входил.

Несколько слов про девочку Анюту. Ту самую, что сдала приставу маменьку с папенькой. На суде она рассказала уже другую историю. Мол, никаких вещей не видела. А сказала о сокровищах, потому что стращал ее дяденька, грозился убить родителей. Кстати, перед судьями она заикалась. От испуга и угроз, как заявил ее отец. Что дальше стало с этой малышкой, история умалчивает. Скорее всего ее поместили в приют. На время, пока Ячменниковы будут отбывать наказание.

Остается добавить, что из краденных драгоценностей была найдена едва ли половина. То ли еще какой тайник на кладбище у Ячменниковых был, то ли и правда осетин-невидимка постарался. Может даже в те минуты, когда в Астрахани шел судебный процесс, он развязал узелок мешка, полученного от Чаниных, и рассматривал кольца, браслеты и часики …

Ирина Чернухина

Для публикации использовались материалы газеты «Астраханский листок» (№ 202 от 20.09.1902; № 210 от 1.10.1902; № 218 от 11.10.1902; № 221 от 15.10.1902; № 10 от 15.01.1903; № 51 от 6.04.1903; № 81 от 16.04.1903; № 253 от 25.11.1903; № 255 от 27.11.1903).

Другие истории рубрики «Пресса из прошлого» можно посмотреть по ссылке.

Читайте также

Премьерный показ «ОДНОРУКИЙ ИЗ СПОКАНА»в КУЛЬТе! Медиагруппа «Астрахань» поздравила всех с наступающим Новым годом в видеоролике Крестный ход, концерт в кремле и народные гуляния в «Аркадии»: Астрахань встречает Пасху
Реклама

Комментарии
Всего комментариев: 0
Оставить комментарий