Через годы, через расстояния: как иранец и астраханка построили межнациональную любовь

Наш сегодняшний материал посвящен семье иранца Мирмуслима Тагиева и астраханки Оксаны Никифоровой

Анастасия Вербина 17 мая 2023 12:11

История целых стран и народов рушит и создаёт семьи, глобальные мировые события ломают, меняют и приносят счастье и надежды в жизни отдельно взятых людей. Иногда человеческие судьбы оказываются столь необычны и увлекательны, что едва ли самый талантливый сценарист смог вообразить подобные перипетии сюжета для киноленты. Они похожи на сказки, но для взрослых, потому как есть в сюжете очень страшные моменты. Но в конце всё обязательно бывает хорошо.

Именно такую историю мы хотим рассказать сегодня. Статья, которая задумывалась, как рассказ про межнациональную семью, объединившую восток и юг, оказалась настоящей этнической сагой. Межнациональная Астрахань, граничащая с четырьмя прикаспийскими государствами, хранит в себе сотни историй о преданной и искренней дружбе народов, но есть что-то на ступень выше этого, а именно – любовь народов, которая объединяет таких разных, но таких близких друг другу людей в единое целое — в семью.

Наш сегодняшний материал посвящен семье иранца Мирмуслима Тагиева и астраханки Оксаны Никифоровой, воспитывающих 16-летнюю дочь Лейлу и 13-летнего сына Миртаги.

Расстояние: версты, мили

Началом истории мы предлагаем считать 1917 год. Именно тогда иранец, дедушка Мирмуслима, работавший торговым представителем, приехал на юг Российской империи, в Дербент, являющимся портовым городом в Каспийском море, куда приходили и пассажирские корабли, и сухогрузы. Со своей супругой, соответственно, бабушкой нашего героя купил там дом, обеспечил беременную жену всем необходимым продовольствием и материальными ресурсами и уехал за новой партией товаров в Иран.


Мирмуслим: «И вот пока он туда-сюда ездил, наступил 1918-й год, началась революция, советская власть закрыла границы, выставила таможенные посты,  прекратив отношения с Ираном.  Так бабушка осталась в Дербенте беременная моим отцом, а дед уехал в Иран. И все, больше они с тех пор никогда не виделись – воссоединение в то время было абсолютно невозможно».

Женщина родила сына. С революцией пришли голод и прочие сопутствующие беды, жить стало очень сложно. Молодая мать с маленьким сыном отправились в 1919 году в Астрахань – этот регион тогда был более развит.

Жизнь шла своим чередом, но глобальные политические процессы вновь вмешались в жизнь этой отдельно взятой семьи: в 1938 году, когда Миртаги Махмудовичу, отцу Мирмуслима, было 20 лет, его по доносу арестовали – по статье 58-ой, часть третья УК РСФСР: враг народа, иранский шпион.

Приговорили к 15 годам, отбывать которые отправили в Магадан, вымывать золото.

Мирмуслим: «В 1938 году был издан указ, согласно которому все иранцы, проживающие в Астрахани, должны уехать, покинуть территорию России в течение 48 часов. В основном это касалось мужского населения. А папа мой всегда и везде, хоть в паспортах тогда у всех: и у нас, у всей семьи в последующем, было написано «азербайджанец», писал, что он — иранец, не хотел отрекаться. Но и оставить маму, мою бабушку отец не мог. Вот его и забрали.

Фамилию Тагиевы мы, кстати, получили как раз при советской власти».

На нашу улицу в три дома

Ссылку Миртаги Тагиев пережил, несмотря на то, что при работе на приисках повредил ногу, тогда с такой травмой ничего не могли сделать. В 1954 году молодой мужчина был репрессирован, получил документ, был освобожден и вернулся в Астрахань. Нашел в себе силы заново строить свою жизнь и – свою семью. И так и не отрекся от своих корней. Хранил, можно сказать, под матрасом фотографию президента Ирана. Такие были времена – кто-то прятал под подушку самиздат Солженицына, кто-то – изображение шахиншаха Мохаммеда Реза Пехлеви.

Мирмуслим: «Женился отец на иранке Хадиче Гулиевне. У неё была очень редкая фамилия Сарафрази, она переводится с иранского как «высоко поднятая голова». В Астрахани жили три её сестры и два брата по материнской линии. Они создали свои семьи и это в итоге была большая невероятно многонациональная семья. Мои мама с папой родили троих сыновей, я самый младший, в 1966 году родился. Старший брат, к сожалению, умер. Средний брат в Питере живет, тоже с русской женой».

Жил Мирмуслим с братьями и родителями на улице Епишина. Интересно, что раньше эта улица называлась в честь иранского революционера Ходоят Эмельбекле. Это был, по словам нашего собеседника, уникальный дом: там жили иранцы, евреи, армяне, русские, украинцы, грузины. И они создавали между собой семьи.

Мирмуслим: «Это вообще был просто обалденный двор. Они все такая смесь, а жили просто душа в душу. Как в песне поется, там и на праздники вместе, и хоронили все вместе.

Отец мой был очень хлебосольный человек, с первого по пятый этажи соседей всех в нашей квартире собирал. 1 мая, 9 мая, все праздники всегда проходили у нас в доме. А еще он с уважением и любовью, с трепетом даже относился к тем, кто оказывался на чужбине. Вот, например, нет у человека тут никого, семьи нет, он приехал в командировку, по работе или судьба закинула, он всегда шел навстречу, всегда помогал. И нас этому учил. Потому что он сам оказался в юном возрасте в суровых условиях. И люди там тоже шли ему навстречу, помогали. Поэтому он и выжил».

Кулич кайнару товарищ

Самое время перейти к рассказу о семье Мирмуслима, которую создал он. Об их знакомстве нам поведала его супруга.

Оксана: «Познакомились мы в 1997 году. Встречались 9 лет, узаконивать отношения не торопились, но я забеременела и решили расписаться. Свадьбу делать не стали, на тот момент были финансовые трудности».

Мужчина же вспоминает, что будущая жена любила петь песни и танцевать.

Оба супруга на вопрос, не было ли проблем из-за разности культур и религий, отвечают, что абсолютно никаких.

Мирмуслим: «У Оксаны мать украинка, а отец белорус, тоже смесь такая прикольная. Но она родилась в Астрахани, а это очень многонациональный город, она жила в окружении мусульман, татар, казахов. С ней всегда было комфортно.

Я вот до сих пор не могу отличить, кто это — армянин, азербайджанец, иранец. Просто все люди, они же везде. Не по лицу мы их узнаем, а по действиям мы их определяем».

В семьи Тагиевых уютно и гармонично уживаются мусульманство и православие.

Оксана: «Разные веры никогда не мешали нашим отношениям. Хотя мой муж очень серьёзный и строгий, я привыкла. Он никогда не настаивал, чтобы я поменяла веру. Наши веры не мешают, а наоборот сближают нас. Мы с мужем по возможности много лет придерживаемся поста. Он держит свой, ходит в мечеть, а я — свой и хожу в церковь. Детей мы приучаем ко всем нашим праздникам, исповедуют они мусульманство.

У нас много общих друзей и родственников, это очень здорово. По выходным семьей мы проводим время на рыбалке — муж и сын рыбаки».

Мирмуслим: «21 марта отмечаем Навруз. Это вообще самый обалденный праздник для восточных людей, тем более иранцев. Это как Новый год. У нас летоисчисление 21 марта начинается. Но и 31 декабря отмечаем Новый год. Отмечаем и все другие мусульманские праздники – Курбан-байрам, Ураза-байрам. Пасху отмечаем, Рождество отмечаем».

Найди свою гавань

Параллельно истории зарождения новой семьи Тагиевых-Никифровых, зарождалась новая страна – позади осталась перестройка, на смену СССР пришла Российская Федерация, начались «лихие 90-е», страну снова захлестнули глобальные преобразования. Не менее глобальные перемены пришли в жизнь семьи Тагиевых. Свобода и гласность разрастались на территории постсоветского пространства, параллельно восстанавливались и укреплялись отношения между Астраханской областью и Ираном. Первые официальные шаги были сделаны в октябре 1994 года во время поездки бывшего губернатора Анатолия Гужвина и делегации Астраханской области в провинции Ирана Гилян и Мазандаран, тогда были подписаны соглашения о сотрудничестве.

Брат Мурмуслима, Мирмахмуд Миртагиевич Тагиев, имел к открытию и организации работы иранского генконсульства самое непосредственное отношение.

«Строительство здания первого в России генерального консульства Исламской Республики Иран было начато осенью 2000 года. Решение открыть консульство в Астрахани — это результат более чем пятилетней работы местного руководства и предпринимателей по расширению и укреплению отношений с соседним Ираном», — говорится в официальных релизах «нулевых».

Мирмуслим: «Мы знали всегда, чувствовали душой, что мы иранцы. И поэтому он с таким энтузиазмом, с таким рвением все организовал: искал подходящее место для здания иранского консульства, участвовал в его строительстве. Его взяли туда на четыре года работать по направлению связей с общественностью, также он был переводчиком. В общем, был непосредственно задействован в период становления и первых шагов в развитии генконсульства. И он воспользовался этим и разослал всевозможные письма. Так мы нашли наших иранских родственников — четверых братьев и троих сестер. Очень жаль, что отец не дожил до этого момента, он умер в 1996 году в возрасте 77 лет».

В 1998 году иранская родня Мирмуслима приехала в Астрахань. По его словам, общий язык нашли без проблем, сразу удалось восстановить родственную связь. А после и астраханцы отправились в гости в Иран, где, по признанию нашего героя, чувствуют себя, как дома. Так и ездят теперь друг к другу.

Мирмуслим: «Там, знаете, и климат, и атмосфера, и природа – такие же, как в
Астрахани. Есть в Иране портовый город Энзели, это север Ирана, так вот он точно такой же, как Астрахань: по берегам камыш растет, речки такие маленькие на выходе из Каспийского моря. И архитектура там такая же — такое чувство, как будто ты находишься на Никольской. Там же наши архитекторы после революции внесли свой большой вклад. И другой портовый город Решт, где встречают наши российские корабли, тоже невероятно похож на Астрахань».

Легко нашла общий язык с иранской родней и Оксана.

Оксана: «С семьёй мужа я познакомилась примерно в 1999 году. Его мама — замечательная женщина, относилась ко мне очень хорошо, увы, с папой мужа мне не пришлось познакомиться, его не стало до нашего знакомства, но нашего сына зовут Миртаги в его честь. Когда родилась дочь, мама мужа дала ей имя Лейла. На 40 дней собралась вся семья Мирмуслима, все родственники, их было так много, они приняли меня очень тепло. На столе были угощения, национальные блюда, вот тогда я узнала, сколько вкусных блюд бывает. Конечно, я взяла рецепты и баловала мужа. Но оказалось, что он готовит вкуснее меня».

Мирмуслим: «Конечно, я очень люблю плов, это наше национальное блюдо. Оксана старается, конечно, но обычно дома готовлю я, когда есть время. Жена поддерживает меня, выполняет мои указания, сколько времени варить, как жарить».

Правда, часть семьи из Ирана перебралась в Америку, к ним Мирмуслим не ездил и не собирается, говорит, что «в связи с последними событиями Америка для него закрыта».

Идем на восток

Затронув тему политики и очередное влияние мировых событий на жизнь этой семьи, мы не могли не обсудить с Мирмуслимом изменение внешнеполитической стратегии России, заключающейся в повороте на Восток. По мнению нашего собеседника, отношения с Ираном уже выстроены и налажены.

Мирмуслим: «Эти два государства – давние союзники. Россия не раз помогала Ирану, а Тегеран в 1943 году внёс большой вклад в победу в Великой Отечественной войне».

С 1941 до 1945 года Иран был одним из основных коридоров поставок в СССР по ленд-лизу. Также в годы Второй мировой войны СССР вёл с Ираном активную двустороннюю торговлю. В 1943 году было заключено соглашение о том, что Иран продаёт СССР 36 тысяч тонн риса, а покупает советские промышленные товары. Значительная часть советских продовольственных поставок направлялась в Иранский Азербайджан.

Перестройка в СССР и вывод советского контингента из Афганистана привели к заметному улучшению советско-иранских отношений. С 15 октября 1987 года были восстановлены регулярные рейсы «Аэрофлота» между Ираном и СССР. В 1990 году возобновилась полноценная подача иранского газа в СССР. В 1990 году советско-иранский товарооборот составлял 1,3 миллиардов долларов.

События же последнего года задали новый импульс для дальнейшего усиления дружеских связей России и Ирана. В 2022 году страны инвестировали более 20 миллиардов долларов в инфраструктуру для расширения транспортного коридора и торговых маршрутов. В 2023 году достигнуто соглашение о строительстве железной дороги Решт-Астара, благодаря чему соединятся железные дороги России, Азербайджана и Ирана.

При этом вне всяких сомнений, Астраханская область – один из флагманов развития российско-иранских отношений, заново зародившихся в 90-е годы. Так, по словам губернатора Астраханской области Игоря Бабушкина, озвученным при запуске прямого авиасообщения между Астраханью и Рештом в прошлом году, «Иран является одним из ведущих партнеров Астраханской области в торговой, транспортной и логистической сферах».

Вместо послесловия остается лишь напомнить, что в нашем регионе успешно работают более 120 компаний с участием иранского капитала, функционирует филиал иранского банка, действует Торговый дом Ирана. А еще живут такие прекрасные семьи, как та, о которой мы сегодня вам поведали.

Читайте также

Состав гордумы Астрахани обновился наполовину Версия о намеренном тушении Вечного огня в Ахтубинске не подтвердилась В Астрахани отметили Масленицу и с успехом провели военно-авиационное шоу
Реклама

Комментарии
Всего комментариев: 0
Оставить комментарий