Недетские игры: как живет закрытое учебно-воспитательное учреждение для осужденных подростков

Дети — цветы жизни?

Анастасия Вербина 09 июня 2023 09:14

Дети – цветы жизни. Так более века назад написал в своем рассказе «Бывшие люди» Максим Горький, и фраза, что называется, ушла в народ. Людям понравилась эта метафора. Розовощекие, непосредственные, наивные, добрые. Такими мы хотим видеть представителей подрастающего поколения, ведь они, как говорится в другой не менее известной фразе, — наше будущее, а каждый мечтает о хорошем завтрашнем дне. Но реальность, к сожалению, не всегда так радужна.

Сбиться с пути, выбрав кривую дорожку, может не только искушенный взрослый, но и делающий первые шаги по жизни юнец. Связаться с дурной компанией, попробовать за гаражами первую сигарету, сделать первый глоток пива, впервые нарушить закон. А дальше снежным комом, кубарем с горки — неокрепшая детская психика, недостаточно твердые еще моральные принципы, переходный возраст, ложные ориентиры, дурные кумиры и – наручники, прокурор, зал суда, статья УК РФ, а может и не одна. И вот уже голуби летят над нашей детской колонией.

Однако по своему усмотрению Фемида может отправить несовершеннолетнего преступника отбывать наказание не в колонию, а в учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Эти исправительные учреждения также ограничивают свободу осужденных подростков, однако подчиняются не УФСИН, а Минпросвещения. Одно из таких располагается в Астрахани. Узнав об этом совершено случайно, мы уже не могли избавиться от желания там побывать. Договориться о визите с директором Павлом Смолко оказалось просто. Павел Николаевич с готовностью откликнулся на нашу просьбу, назначив день встречи, из условий назвав лишь одно – иметь при себе паспорт, все-таки режимный объект.

Воодушевившись тем, как легко оказалось договориться о репортаже, мы с нетерпением ждали дня Х, но с его наступлением начали испытывать волнение, и по пути к месту назначения мандраж лишь усиливался. Что и кого мы увидим за забором? Малолетних бандитов в полосатой робе, озлобленных и грубых мальчишек с презрением смотрящих на незваных гостей с диктофоном и фотоаппаратом в руках, колючую проволоку, железные кровати и зеленые казенные стены с облупившейся кое-где краской?

Ожидание и реальность не совпали. Совсем. Вообще. Тот редкий случай, когда это случилось к нашей величайшей радости. Но обо всем по порядку.


Приглашаем тебя, дорогой читатель в, пожалуй, одну из самых необычных и волнительных для нас экскурсий в нашей постоянной рубрике «Как это работает»!

Что было, что будет, чем сердце успокоится

Павел Николаевич встретил нас на КПП. Шаг из небольшой комнатки и мы – в цветущем саду. Четверо мальчишек в разноцветных футболках и майках копошатся у зеленой изгороди, приводят в порядок кусты, добродушно здороваются с нами и спокойно продолжают работу. Меньше всего эти парни похожи на преступников.

Вышагиваем по дорожке к одному из корпусов, просим нашего сегодняшнего экскурсовода немного рассказать, а куда мы вообще попали, за беседой наконец-то осматриваемся вокруг, успокоившись, что ничего страшного нас, кажется, не ждет. Проходим футбольное поле, баскетбольное поле, лавочки, как мы позже узнаем, сделанные руками воспитанников, клумбы с цветами.

У входа нас встречают еще несколько мальчишек. Ребята слегка тушуются, когда нас знакомят с ними. По задумке Павла Николаевича, экскурсию нам проведут именно они, чтобы мы узнали об учреждении из первых уст. Если потребуется описать этих парней, то я скажу — розовощекие, непосредственные, наивные, добрые. Они без обиняков отвечают на наши вопросы, улыбаются.

«И это – осужденные за реальные, серьезные преступление несовершеннолетние?» — крутится в голове.

Задаю нейтральные вопросы, но на языке вертится один, главный – за что вы тут, что такого вы совершили, черт возьми? Таки решаюсь его задать, но не вмешивающийся до этого момента в нашу беседу директор мягко, но в то же время твердо просит, если возможно про это не спрашивать.

«Что было, то было. Это в прошлой жизни. У нас сейчас настоящая жизнь, уже другая. Они у нас молодцы, они ничего не совершали, они у нас здесь», — говорит он.

Спорить не берусь, задаю другой вопрос, не меньше интересующий меня. Не о прошлом, о будущем.

«Чем хотите заниматься по возвращению домой?» — спрашиваю у ребят.

Ответы абсолютно разные:

— Я выхожу через месяц, буду учиться в техникуме
— Пойти в армию
— Хочу стать профессиональным актёром и играть на сцене. Здесь я участвую в постановках, выступаю в разных юмористических сценках, пою. На всероссийском фестивале «Крылья успеха» мой моноспектакль занял первое место, а наш «Щелкунчик» на всероссийском конкурсе «Зимняя сказка» — третье место.
— Работать в РЖД. Я всю жизнь хочу быть машинистом либо помощником машиниста. Здесь такой не я один. Есть ребята с такой же мечтой, мы хотим в дальнейшем встретиться и пойти учиться, и, может быть, даже ездить на одном поезде.

Дети – наше будущее. Будущее этих мальчишек в их руках. И они, похоже, имеют на него большие планы. Но самое время рассказать об их настоящем. Что же это за зверь такой «учебно-воспитательное учреждение» и с чем его едят?

Как это работает

На сегодняшний день в «Астраханском специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа» 35 воспитанников. Попадают они сюда за преступления средней степени тяжести и тяжкие, зачастую не единичные. Всего по госзаданию парней может быть до 60, но из-за ковидных времен долгое время суды не принимали решений о направлении, поэтому сейчас состав меньше привычного. Всего подобных образовательных организаций по актуальным данным в России 16, было 17, но, к сожалению, одно недавно ликвидировали.

По уставу учреждение принимает ребят с 12 до 18 лет, но, как показывает практика, попадают они сюда с 13-14 лет. В каждом регионе присутствия – по-разному, где-то преобладают ученики начальных классов, где-то – старших, в Астрахани это преимущественно старшая школа. Однако «Астраханское СУВУ» — одновременно школа, училище, колледж или техникум, где параллельно ведутся различные формы обучения. Воспитанники после получения школьного образования могут овладеть четырьмя профессиями: автодело, сварка, швейное дело и штукатур-маляр. Время пребывания в учреждении составляет от полугода до трех лет. Если воспитанник не успевает закончить обучение, то, вернувшись домой, продолжает его там. Однако бывают случаи, когда время пребывания в учреждении заканчивается, а до момента получения аттестата об основном или о среднем общем образовании остаётся совсем немного. Тогда ребята сами выходят на суды с заявлением о продлении сроков пребывания, чтобы завершить учебу, понимая, что это дорого стоит.

Почему именно эти специальности? Был проведен анализ потребностей в кадрах в тех регионах, откуда в основном приезжают ребята. В итоге были выбраны именно те специальности, которые действительно востребованы на рынке труда.

Среди нынешних воспитанников есть и астраханцы, но всего трое: один из Икрянинского района и двое — из Ахтубинского. К сожалению, вовсе не потому что наши юные земляки кристально законопослушны, система такова, что ребят отправляют в другие регионы на перевоспитание, дабы рядом не находились приятели из их компании, скажем так, образуют дистанцию между воспитанниками и их проблемным, криминальным прошлым, обрывая контакты. Поскольку выше обозначенные районы прилично удалены от областного центра, этих ребят оставили в регионе.

Однако обрывать стараются лишь преступные связи, общение с родственниками не запрещается и наоборот приветствуется – руководство старается как может способствовать этому. Летом встречи проходят в беседке во дворе, зимой предоставляется помещение внутри, а если воспитанник отличается примерным поведением, имеет определенные благодарности от администрации, то его даже могут отпустить ненадолго погулять с родителями в город. Однако истории у всех разные. Так, по словам Павла Николаевича, родителям одного из мальчишек он даже разрешил пожить на территории учреждения. Принял руководитель такое решение, поскольку приехали они издалека, на билеты деньги нашли, но проживание в чужом городе семье было не под силу оплатить. После визита близких, делится директор «СУВУ», парень воспрял, стал проявлять активность и большее послушание. Видимо, понял, что зла ему тут не желают – абсолютно наоборот.

К каждому вновь прибывшему мальчишке прикрепляется кто-то из старших ребят, которые берут над ним шефство. Две недели карантина и — в течение первого месяца куратор ему показывает, где здесь что, какие порядки, как тут заведено, какие традиции, какие требования. Это ускоряет процесс адаптации и понимания — это не колония, не тюрьма. Здесь не исполняют наказание, здесь воспитывают. Но это не отменяет, например, повсеместного наличия камер, о которых, конечно, парни знают. По признанию Смолко, с помощью системы видеонаблюдения он даже из дома следит, чтобы всегда быть в курсе происходящего.

Штат учреждения составляет 78 человек: это охрана, режимная служба, воспитатели, учителя, преподаватели, административные сотрудники, медчасть, пищеблок и бухгалтерия.

В распоряжении ребят есть компьютерный класс, но без интернета. Поиграть там они могут. Также запрещены на территории учреждения и гаджеты. В месяц у ребят есть 10 минут на звонки домой, можно даже поболтать с родителями по Скайпу. В качестве поощрений можно получить дополнительное время на звонки.

Как правило, с мальчишек, выходящих из стен учреждения, судимость снимается.

Руководство учреждения минимум три года отслеживает судьбу каждого выпускника, поддерживает связь с ними, работает с родителями, с КДН и ПДН того региона, откуда ребята родом.

Наглядное пособие

С теоретической частью на этом можно закончить, переходим – к практической. Как уже упоминалось выше, экскурсию по территории учреждения провели нам сами ребята. И поскольку лучше один раз увидеть, чем сто раз прочитать любое даже самое искусное и детальное описание, предлагаем без отлагательств отправиться вместе с нами в тур по «Астраханскому специальному учебно-воспитательном учреждению закрытого типа» и посмотреть, как там всё устроено с комментариями самих воспитанников.

«Здесь все наши награды, конкретно этот стенд посвящен спорту. Здесь у нас награды за футбол, за борьбу, за волейбол и баскетбол. Вот недавно наши ездили в Майкоп и забрали шестое место из пятнадцати»


«Этот стенд посвящен военному делу. У нас есть военно-патриотический клуб «Олимп», где мы выступаем. В этом клубе есть два показательных выступления. Это дефиле, показательное выступление с оружием, и коробка, это тоже показательное выступление, но с элементами рукопашного боя. Также мы ездим на сдачу Черного берета. Как раз недавно ездили, в программу сдачи входит три километра бега, полоса препятствий, переноска раненого. Еще мы выезжаем на игры в страйкбол и пейтнболу»

«Медиативный стенд. У нас здесь проходят курсы медиации, проводятся онлайн-конференции с Москвой. То есть мы разбираем различные ситуации конфликтные, как их можно решить без драки, словами. И забираем разные сертификаты, дипломы»


«А здесь у нас профессиональный стенд. Помимо обучения на такие профессии, как сварщик, слесарь по ремонту автомобилей, швея и штукатур-маляр, у нас также онлайн разные проходят конкурсы, где мы также выигрываем. Вот, например, недавно проходил конкурс «Время возможностей», где мы заняли призовые места. И также между воспитанниками проходят разные конкурсы»


«Столовая. У нас пятиразовое питание — завтрак, обед, полный ужин и второй ужин. Обычное меню – суп, макароны с мясом, либо гречка, либо перловка. На праздники готовят пиццу. Пироги каждую неделю»

Большинство ребят из средней полосы, но тем не менее астраханское меню всех устраивает. Кстати, меню – не единственный пункт, где руководство учреждения пытается создать комфортные условия для мальчишек. Для непривычных к астраханской жаре жителей средней полосы летом вводят питьевой режим, все помещения оборудованы кондиционерами, а еще есть каркасный бассейн 16 на 8 метров. В этом году закупили 20 пирамидальных тополей, которые без пуха, чтобы сделать еще зеленее территорию, ведь зелени парням, привыкшим к ней дома, в наших широтах очень не хватает.

«Наш производственный цикл — мастерские производственного обучения. Обучаемся штукатурному делу. У каждого из обучающихся есть своя кабинка, где мы учимся шпаклевать, красить, накладывать обои, клеить и выравнивать стены. Например, вот эта стена — дипломная работа одного из получивших диплом воспитанников»

«Здесь обучаемся швейному делу, также здесь шьём для разных спектаклей костюмы. У нас были такие постановки, как «Щелкунчик» и «Маленький принц». Сейчас у нас в разработке постановка «Иван Васильевич меняет профессию»


«Это зал для занятий борьбой, боксом, рукопашным боем. Также здесь отрабатываются приемы для коробки. Маты, чтобы не травмировать себя. В дальнейшем мы переходим либо на бетон, либо на кафель или на дерево, то есть на сцену, где нет такого мягкого покрытия. И уже тренируемся там, чтобы привыкать»

Директор учреждения пытается, исходя из бюджета, обеспечивать воспитанников всем необходимым. Например, прямо за день до нашего визита в одном из жилых корпусов постелили новый палас, пришедший на смену видавшему лучшие времена предшественнику. Однако на всё, конечно, не хватает. Так что, дорогой читатель, разреши не сколько от имени Павла Смолко, сколько от редакции предложить стать меценатом и подарить ребятам новую боксерскую грушу. Обещавший показать нам всё, как есть, наш проводник Павел Николаевич честно обличил и не самые идеальные пазлы картинки учреждения, например, вот этот почти развалившийся спортивный снаряд.

«Ходил в «Спортмастер», он там стоит 23-27 тысяч. У меня сейчас нет таких средств. Мы стараемся всеми своими силами, но иногда, к сожалению, не хватает средств. Речь, конечно, не о питании или обмундировании, а о чем-то для дополнительного развития. Это дополнительные возможности. Понятно, что это в рамках кружка у нас идет, но мальчишка должен вырасти в парня. Он должен уметь свою девушку защитить», — делится наш собеседник.

Кстати, серьезная физическая нагрузка, множество спортивных секций на любой вкус – это именно то, что в первую очередь, по словам Павла Николаевича, помогает избегать драк в учебной организации. Потому как бы тщательно ребят не наставляли на путь истинный – это всего лишь подростки, горячая кровь, да еще и с не самым хорошим опытом за плечами.


«В учебном ресторане проводятся разные мероприятия, например, День именинника, где за несколько месяцев собираются все именинники и празднуют свои дни рождения. Также когда приезжают гости, мы здесь накрываем праздничный стол. Еще проводим здесь дискотеки. К нам приезжают девчонки из «Улитки», например. Учимся готовить безалкогольные коктейли, принимать гостей. Это помогает социализироваться»

«В тренажёрный зал мы приходим в своё свободное время, воспитатель показывает, как правильно выполнять различные движения на разных тренажёрах. Есть грифы, гантели, пояса для поднятия больших весов, чтобы спину не травмировать. Также есть Герман, на котором мы отрабатываем удары»


«Занятия спортом чередуем со свободным временем в компьютерном классе, приходим сюда играть в компьютерные игры, либо же в бильярд, настольный теннис, аэрохоккей, настольный футбол. Для каждого находится занятие. Здесь же мы на компьютерах создаём свои мини-фильмы, видеоролики, даже клипы свои есть с записанными треками, которые мы тоже сами записываем, для этого тоже есть программы и оборудование»

 

«В теплице начался огуречный сезон. Мы выращиваем цветы, траву, клубнику. В зимний период — базилик, укроп, салаты. Что-то при помощи капельного орошения, что-то в грунте, что-то в проточном грунте. Не на продажу, для себя. Продукцию сдаем на проверку в Роспотребнадзор. Наши огурцы экологически чище любых продаваемых на рынке в 7 раз — подбор правильных ингредиентов, pH воды.

В саду в рамках трудового десанта (к работе воспитанники привлекаются только с согласия родителей или опекунов – прим.ред.) мы выращиваем яблоки, груши, смородину, клубнику, варим из них компоты и варенье».

«Холл номер два. Холл, где мы проводим, в основном, все свое свободное время. Тут мы читаем книги, общаемся друг с другом, делаем домашнее задание. Кто-то рисует, кто-то письма домой пишет, смотрим телевизор, играем в PlayStation, музыку слушаем. Такая реабилитационная зона»

«Одна из комнат. По три человека в каждой комнате живут. У каждого своя прикроватная тумбочка, у каждого свой шкаф. Здесь вот графики дежурств, звонков, также техника безопасности с огнетушителями. Расписание школьное, то есть мы можем утром перед завтраком подойти, посмотреть сразу, какие у нас уроки идут. Сейчас у нас уже нет уроков. Чисто производственное обучение. Также есть список отряда. Расписание приемов пищи. Подъем в 07:30»

На этом мы решили больше не отвлекать парней от их графика дня да и от обилия впечатлений и информации сами уже с трудом ворочали языком и шевелили ногами. Попрощавшись с мальчишкам и абсолютно искренне пожелав им удачи, мы прогулялись с Павлом Николаевичем по учебным корпусам школы и техникума.

Наш визит проходил накануне выпускных экзаменов, которые тут прошли абсолютно по тем же правилам и нормам, как и в любом другом учебном заведении региона и страны – в коридорах было тихо и безлюдно, а кабинеты вот-вот должны были быть опечатаны членами комиссии, которая должна была приехать сразу после нас. Пора было, как говорится, и честь знать.

Отметим, что на момент выхода статьи ученики основной школы «СУВС» уже сдали два экзамена – биологию и обществознания, все девять ребят получили 4-ки и 5-ки — определенно, отличный показатель.

Возвращаться – плохая примета

Вместо послесловия лишь скажем, что общероссийские показатели рецидивов среди выпускников подобных учреждений составляют всего 2%. Антон Макаренко, определенно, оценил бы систему.

«Это говорит о чем? Что мальчишки со средней и тяжелой степенью тяжести преступлений получают достойное будущее. Это здорово, я считаю», — делится с нами Павел Николаевич, провожая нас до КПП.

Оставшись наедине с нами, руководитель таки объясняет, почему попросил не спрашивать у ребят, как они сюда попали.

«Пацаны есть пацаны. Какие бы они не были, пусть с виду они белые и пушистые, но все равно за их плечами такой жизненный опыт, который не каждому взрослому по плечу. Поэтому переломить, привести его в норму, сделать его достойным – это бывает непросто иногда. Не надо им напоминать лишний раз о криминальной структуре. Они должны от нее отстраниться. Они становятся у нас другими, а это была прошлая жизнь, про которую не стоит вспоминать», — говорит Смолко.

Добавить нечего. Да будет так!

Читайте также

Астраханцы до конца апреля будут сидеть дома Оперу «Руслан и Людмила» покажут под открытым небом в Астраханском кремле Суды и прятки: экс-зять скрывает маленького астраханца от родителей умершей жены
Реклама

Комментарии
Всего комментариев: 0
Оставить комментарий

РЕКЛАМА
РЕКЛАМА