Рваный халат и погоня с полицией: как гордума Астрахани извозчикам налог удвоила

Пресса из прошлого

Информационный штаб (ШИ) 17 апреля 2022 16:51

«Извозчиков отправить в солдаты», — так предложил один из астраханских журналистов, когда гордума Астрахани подняла им налог. Эти «рулевые» были востребованы в начале прошлого века. Туда и предлагаю совершить путешествие. Снова покопалась в старых дореволюционных газетах.

Продолжаем рубрику «Пресса из прошлого». Это истории из жизни старой Астрахани по статьям журналистов того периода. Сегодня – об извозном промысле. Не одну сотню лет это был основной транспорт в городах. И людей перевозили, и товары. Если в цифрах, то в начале 20-го века в нашем городе было около 800 «пассажирских» «водителей». А «грузовых» и того больше.
.
С 1783 года эти прообразы современных такси и грузовиков работали по нормам, собранным в «Извозчичий билет». А в конце 19-го века городским думам предоставили право регулировать стоимость поездки и сумму сбора в пользу города. Ох, и разошлись тогда народные избранники! Но к этому вернемся позже.

Превышение полномочий от гласных

Каждый из извозчиков, кстати, был зарегистрирован в полиции. Им и номерные знаки выдавали. Стоило это удовольствие 15 коп за штуку. Ну чем не ГИБДД с автомобильными госномерами современности? Один знак крепился на повозке или экипаже. Второй – номер самого извозчика, — нужно было пришить на верхней одежде.
.
Извозчики в Астрахани «тусовались» на специальных стоянках – извозчичьих биржах. Их в разных частях города было 23. Самые крупные «прописались» на Адмиралтейской, Облупинской и Тарасовской площадях. А также на Стрелке.
.

Астрахань

Старая Астрахань. Фото: интернет, свободный доступ

.
Рабочий день астраханского, скажем так, лошеводителя, начинался в 5 утра. И заканчивался в 12 ночи. То есть, 19 часов ежедневно, и без выходных. Так говорится в журнале «Известия астраханского городского общественного управления» (№ 7 за июль 1903 г.). Приходилось работать и по ночам. Ну такое обязательство для них придумали гласные. Или депутаты, если по сегодняшнему. А несогласных штрафовали. Правда, в 1901 году, как пишет «Астраханский губернский вестник» (№ 84 от 18.04.1901 г.), российский Сенат разъяснил, что нет такого права у городских дум. Как по дежурствам, так и по санкциям. Сейчас бы это назвали превышением полномочий.

Штраф за рваный халат


Требования к «водителям» были достаточно строгими.

«При отправлении своего промысла извозчики должны быть в трезвом виде, с пассажирами общаться вежливо, на улицах не позволять непристойных слов … не преследовать проходящих назойливыми предложениями своих услуг», — указывалось в Обязательном постановлении об извозном промысле («Астраханский губернский вестник», № 18 от 23.01.1901 г.).

За нарушение правил в начале 20-го века их штрафовали или могли лишить водительских прав. То есть, знака на извозный промысел. Парочка примеров из старых газет. Легковой извозчик Булатов привлекался к ответственности за то, что «выпустил на биржу своего рабочего в халате, на котором было «77» заплат, а местами торчали даже клочья» («Астраханский листок» № 36 от 16.02.1901 г.). А извозчик Иван Косолапов остановился возле одного из домов по Старо-Агорянской улице. Бросив вожжи, понес в один из дворов груз. И пока он там копошился, его 7-летний сын сел в телегу. Что было дальше, предоставим рассказать нашему коллеге из прошлого.

«Лошадь, почувствовав себя на свободе, помчала. Дорогой она несколько раз задевала за тумбы, но нигде не остановилась. Испуганный мальчик, чтобы не вылететь из телеги, изо всей силы держался за передок … На набережной реки Волги, увидев извозчичью биржу, лошадь кинулась между экипажами, где и была поймана ломовиками. Мальчик отделался только испугом» («Астраханский листок», № 2 от 3.01.1902 г.).

«Героям» пришлось заплатить штрафы. Булатову мировой судья назначил 50 коп, а Косолапову – 2 руб.

Астрахань

Старая Астрахань. Фото: интернет, свободный доступ

Что же касается забытых в экипажах вещей, а такое тоже случалось, то извозчики обязаны были сдать их в ближайший полицейский участок. И за это получить от хозяина имущества не менее 20 коп. Хоть какая-то приятность.

В праздники — надбавки

В марте 1900 года с подачи городской управы, или администрации города по-нынешнему, извозчиков разделили на два класса. Для пролеток 1 класса ввели определенные требования. К примеру, кожаный верх и фартук, чтобы пассажиры не запачкали одежду. А 2 класс – обычные. В общем, «люкс» и «эконом», если применить современный сленг. И цена за проезд, в зависимости от комфорта, отличалась.

Тариф устанавливала городская дума. Он также зависел и от времени суток и расстояния. Ничего нового, правда? Услуги такси и сейчас оцениваются также. Чтобы рассказать, сколько это было в деньгах, воспользуемся данными «Известий астраханского городского общественного управления» за июль 1903 года. Итак, проезд в один конец части города между Волгой, Кутумом и Варвациевским каналом на извозчике 1 класса – 20 коп., а 2 класса – 15 коп. За езду в один конец во всех направлениях в части города — 25 коп. и 20 коп. соответственно. За езду от пароходных пристаней ко всем пунктам внутри города и в обратном направлении с ручным багажом 40 коп. и 30 коп.

После полуночи – двойной тариф. Это по городу. А если пассажир собрался за пределы Астрахани или просто решил покататься, чего бы иной раз не промчаться с ветерком, то плата здесь – по соглашению. И да, существовали еще надбавки за работу в первые три дня Пасхи, первые два дня Рождества и в Новый год. Для одних, как говорится, праздники, а для других – возможность немного подзаработать.

Астрахань

Старая Астрахань. Фото: интернет, свободный доступ

Зоозащитники против извозчиков

Извозчики, предположим, недолюбливали полицейских. Те их заставляли возить пьяных или буйных. Да и себя, любимых, тоже. Причем, бесплатно. Вот что говорится в постановлении об извозном промысле:

«По требованию полицейских чинов, извозчики обязаны беспрекословно и бесплатно вести до назначенного места поднятого полицией заболевшего, взятого в сильно пьяном виде или буйного, или бродящего в ненормальном состоянии рассудка, для преследования укрывающихся лиц, а также укрывающегося экипажа».

Да и зоозащитники порой в работу вмешивались. В 1903 году российское общество покровительства животных озаботилось извозчичьими лошадками. Выступили против «жестокого обычая привязывать при движении ломовых обозов лошадей, нередко даже арканами, к передним подводам, что причиняет животным напрасные страдания». И обратились к министру внутренних дел Плеве с просьбой искоренить такое явление. Вячеслав Константинович спорить с любителями непарнокопытных не стал и направил циркуляры губернаторам.

«Не могу не признать, что означенный порядок в некоторых случаях действительно может сопровождаться недопустимым истязанием лошадей, и … препятствует правильному уличному движению», — говорилось в документе («Известия городского общественного управления», № 7 за июль 1903 г.).

«Прилетело» такое письмо и исполняющему на тот момент должность астраханского губернатора, вице-губернатору Бологовскому. Тот «отфутболил» его городскому главе для обсуждения в думе. Правда, менее чем через год эсер Созонов бросил в карету Плеве бомбу. Государственный деятель был убит. Так что до исполнения его просьбы дело так и не дошло.

Астрахань

Старая Астрахань. Фото: интернет, свободный доступ

Двойное «счастье»

Ну что. Пришло время заглянуть в городскую думу Астрахани и подсмотреть, как же народные избранники налог для извозчиков поднимали. Или сбор от извозного промысла в пользу города, как тогда называли. Дело было в 1900 году. Туда и предлагаю совершить прыжок во времени. Открываем виртуальный портал. Поехали.

В октябре народные избранники изменили сумму ежегодного сбора от извозного промысла. «По 3 руб. со всех лошадей, принадлежащих проживающим в городе лицам, и особо – за право извоза легкового, ломового и с владельцев лошадей, употребляющих их в работы по 3 руб. с каждого знака, выдаваемого за это право», — пишет «Астраханский листок» (№ 229 от 20.10.1900 г.).

То есть, извозчиков «осчастливили» двойной таксой. И за лошадь трешку отдай, и за извоз. Управа поначалу возмутилась. Мол, Министерством думе «предоставлено право взимать с извозного промысла не выше 6 руб., а вовсе не поставлено в обязанности». Претензии возникли и у некоторых гласных. Кто-то даже спросил, как могла дума установить сбор в разрез действующему положению. Наверное, этот народный избранник – из прогульщиков. Иначе чем объяснить, что член представительного органа интересуется действиями этого самого органа. Но это так, ремарка. Перейдем лучше к ответу городского главы. Он, ответ, в смысле, был прекрасен: «видимо ошибочно, по недоразумению».

Астрахань

Старая Астрахань. Фото: интернет, свободный доступ

К изменению порядка взимания сбора гласные вернулись 25 октября. На очередном заседании был установлен сбор в 4 руб. с легкового извоза, а с остальных видов — 6 руб. в год с каждой лошади, обращаемой в извоз. И платить должны «лица, занимающаяся легковым и ломовым извозным промыслом, содержатели обозов, употребляемых для ассенизационных, земляных работ, возки кирпича и других работ, имеющих характер промысла, а равно владельцы лошадей, употребляемых для перевозки тяжестей и грузов с пароходных пристаней, пароходов, фабрик, заводов, с лесных пристаней леса и дров с дровяных дворов в городе, всевозможных складов и контор, развозчики пива, водок, угля, воды и т. п.» («Астраханский листок», № 28 от 4.02.1901 г.)

Сбор нужно было платить в кассу городской управы по полугодиям: к 1 марта и к 1 сентября. И если кто-то из «налогоплательщиков» эти даты пропустит, то с них еще и пени взыщут – 25 % от суммы недоимки.

Для шику обходится дешевле

Гласный Мусатов предложил увеличить до 5 руб. сбор и с лошадей частных лиц.

«Увеличили сбор с бедняков-извозчиков, — как же с вас, богатых-то и имеющих лошадей для своего удовольствия, не увеличить сбора», — возмущался народный избранник («Астраханский листок», № 248 от 12.11.1900 г.).

Издание сообщало, что открыто против налогового скачка никто не высказывался. Все решилось на голосовании. За 3 руб. – 12 голосов. И столько же – за 5 руб. Так что вопрос остался открытым. А проще говоря, ставка сбора для частников сохранилась прежней.

«Какое малодушие проявили гласные, обсуждая недавно этот вопрос. С извозчиков берут за то, что они кусок хлеба себе зарабатывают лошадью, а с тех, кто держит лошадей для шику или по капризу, нашли нужным брать как можно меньше» («Астраханский листок», № 268 от 10.12.1900 г.).

Астрахань

Старая Астрахань. Фото: интернет, свободный доступ

Кстати, на том заседании гласные обсудили и введение новых сборов. Например, за утверждение планов. Комментируя думские инициативы, журналист «Астраханского листка», который подписывался Мерси, предложил еще несколько налогов. Пожалуй, лучше ему и дать слово:

«Налог на право лицезреть членов городского самоуправления, на право посещать собрание думы. Хорошо бы также ввести налог на обывательские думы и ежели такой налог дал бы городской казне средства … ведь у обывателя столько мыслей бывает … даже обложить тараканов по грошу. Но учесть затруднительно (шутка) … видимо, больше нечего облагать. И потому необходимо взяться за обывательские мысли». («Астраханский листок», № 248 от 12.11.1900 г.).

Ох как мне нравится этот коллега! Как сочно и емко писал. Впрочем, продолжаю. Если в цифрах, то в городском бюджете на 1901 год сбор с лошадей и экипажей частных лиц и с собак планировалось собрать 12 096 руб. Довольно неплохие деньги по тем временам. И да, на песиков в то время тоже был налог. Потому, наверное, на городских улицах старой Астрахани не было такого количества бездомных «бобиков» и «шариков», как сейчас.

Начало конца

Возможно, извозчичий промысел процветал бы и дальше. Но 10 июля 1900 года по старому стилю в Астрахани пошли трамваи. Событие знаковое, долгожданное и довольно скандальное (об этом портал Инфоштаб – Astrakhanpost.ru расскажет в другой раз). Лошади, непривычные новшеству, пугались. Потому и без ЧП не обходилось. И теперь снова предоставим слово господину Мерси.

«А трамвай пошел, право пошел! Вот только извозчичьи и разные другие лошади не могут понять великой пользы этой игрушки … конечно, если бы в нашем городе было самоуправление, а не самоуправство, то позаботились бы раньше, чтобы ознакомит с массовой игрушкой лошадей, пустить по городу 3-4 вагона, запряженных лошадьми, поставить вагоны на главных улицах, например» («Астраханский листок», № 119 от 4.06.1900 г.).

Астрахань

Старая Астрахань. Фото: интернет, свободный доступ

Взбрыкнувшая лошадь – это, конечно, опасно. Что в этом случае решили сделать чиновники? Они, если верить моему любимчику Мерси, предложили перенести извозчичьи биржи из самых бойких мест на окраины. Туда, где электротранспорт не ходит.

«Нельзя не восторгаться проектом Никитина: биржи все удалить за пределы города. Прибавлю от себя, извозчиков отдать в солдаты, имущество их конфисковать в пользу города, лошадей на бойню», — пишет наш коллега из прошлого («Астраханский листок», № 119 от 4.06.1900 г.).

К счастью, идея так и осталась идеей. А трамвай, выражаясь словами Мерси, пошел. И с этого момента извозный промысел стал приближаться к своему концу. Еще немного, и до массового распространения автомобилей дело дойдет. Там и до троллейбусов с автобусами рукой подать. А извозчики – так они вскоре и вовсе не нужны будут. Жаль, лошадки – это так мило. Вскочить бы сейчас в экипаж да промчаться по современной Астрахани, оглашая земляков криком «Поехали!». Стоп, кажется, это уже из другой истории.

Ирина Чернухина

 

Другие статьи рубрики «Пресса из прошлого»:

Читайте также

В пожаре в астраханском ковидном госпитале погибли 2 пациента Астраханец, увидев цены на стиральный порошок, посоветовал покупать хозяйственное мыло В Астрахани проверяют обстоятельства падения пенсионерки из окна
Реклама

Комментарии
Всего комментариев: 0
Оставить комментарий